Ассирия

Авг 4 • Раскапывая прошлое • 456 Просмотров • Комментариев к записи Ассирия нет

GD Star Rating
loading...

Ассирия

Некогда в прошлом, как гласит библейское повествование, мир сделался настолько злым и жестоким, что Создатель был вынужден разрушить все находившееся на земле, прибегнув к очистительным водам всемирного потопа.Ассирия

Из людей в живых остались лишь Ной и его семья.Троих сыновей Ноя звали: Сим, Хам и Иафет. От Сима произошли семитские народы, от Хама — хамитские народы Африки и Ханаана, все другие народы земли стали потомками Иафета.

Одним из сыновей Сима был Ассур. В Библии говорится: «Из сей земли вышел Ассур и построил Ниневию, Реховофир, Калах» (Быт. 10:11). Ниневия стала столицей могучей ассирийской империи. Город располагался на восточном берегу Тигра, напротив современного Мосула в северном Ираке. Арабам Ниневия была известна под именем Куюнджик. Калах находился в 30 километрах южнее Ниневии и являлся своего рода военным центром Ассирии. Его называли также Нимруд. История этих двух великих городов ассирийской империи весьма примечательна.

В Британской энциклопедии 1964 года издания говорится следующее:»Шумерский список царей, обретший свою окончательную форму в начале второго тысячелетия до нашей эры…делает различие между царями «до потопа» и царями «после потопа»» (т. 2,с. 960). В списке сообщается о том, что царей, правивших до потопа, было десять, и каждый из них правил десятки тысяч лет. Данное сообщение отчасти созвучно библейскому повествованию,которое гласит, что продолжительность жизни первых десяти патриархов намного превосходила годы, отпущенные сегодня нам.

Первым военачальником, по ассирийским спискам, числился Шаррумкин, чаще упоминаемый как Саргон I. Его имя означает «царь законный», что очень важно, поскольку его рождение можно назвать каким угодно, но только не законным. На одной из найденных глиняных табличек есть такие слова: «Я, Саргон, могущественный царь, царь Агада. Моя мать была гулящей, мой отец мне неизвестен… Моя гулящая мать зачала меня, втайне родила, положила в тростниковую корзинку, смолой запечатала крышку надо мной. Она пустила меня по реке, которая не поглотила меня. Река подняла меня и принесла к Акки, повелителю вод… Акки, повелитель вод, взял меня, сделал своим сыном и возвысил меня».

Саргон был весьма динамичной личностью, обладал ненасытными амбициями, и удача не раз улыбалась ему. Несмотря на свое неопределенное происхождение, он сумел захватить трон и, возглавив армию, приступил к созданию империи. Он заявил, что «омоет свое оружие» в Персидском заливе и вырубит все кедры, вероятно, имея в виду территорию Ливана. Он завоевал Элам на востоке и, согласно им же оставленным описаниям, дошел до гор Тавра, на юге Турции. Своей столицей Саргон сделал Аккад, и потому его нередко называют Саргоном Аккадским, хотя, как ни странно, географическое расположение Аккада до сих пор не определено.

До недавнего времени считалось,что Саргон обладал бесспорной властью над всем Ближним Востоком. Но вот археологами был найден город Эбла. Он упоминался на нескольких глиняных табличках и вначале по мнению ученых, был лишь незначительным поселением где-то в Месопотамии. Однако многое изменилось после проведенных исследований, которые начал 23-х летний ученый Пауло Матти из римского университета, отправившийся на раскопки в Сирию. Осмотрев местность, он пришел к мысли начать раскопки в семидесяти километрах севернее Алеппо, в местечке Телль-Мардих.В 1964 году «Итальянская археологическая миссия» приступила к работам.

Однако начало оказалось далеко невпечатляющим.  Поблизости от тихой арабской деревни Мардих, насчитывавшей лишь около пятисот жителей,раскинулся огромный курган площадью приблизительно 56 гектаров. По меркам Ближнего Востока это очень большой курган, и поэтому вести раскопки там было сложно. В каком месте следует сосредоточить наибольшие усилия, имея перед собой столь обширную территорию? Начались упорные работы и поиски. Наконец, в 1968 году была сделана ценная находка: часть расколотой статуи полуметровой высоты. На ее поверхности сохранилось 26 строк некоего текста, в котором исследователи заметили важную деталь.Им показалось, что там имеется разборчивое словосочетание: «Иббит-ЛимЭбла» — царь Эблы.  Эбла? Неужели этот гигантский курган является местом расположения древней Эблы?

В ноябре 1969 года Матти случайно встретил в Риме своего старого знакомого Джованни Петтинато. Последний считался большим специалистом попозднешумерским текстам. После того, как они обменялись приветствиями,Петтинато поинтересовался: не нашел ли Пауло за последние годы какие-нибудь клинописные тексты. Таинственно улыбнувшись, Пауло ответил:»Приходите ко мне сегодня вечером».

В повторном приглашении Петтинато не нуждался. Вечером, находясь в доме друга, он уже держал в руках фотографии с текстом, находившемся на статуе Иббит-Лима. Позже Петтинато так описывал этот момент: «Невозможно передать восторг, который я пережил, пробегая глазами текст,высеченный на теле обезглавленной базальтовой статуи». Петтинато подтвердил, что слово «Эбла»действительно встречается в данной надписи по крайней мере дважды. Вскоре после этого Матти назначил Петтинато официальным эпиграфистом (специалистом по изучению древних надписей) Эблы. Позже Пауло Матти очень пожалеет о своем решении. Но это случится лишь однажды.

Прошло еще пять лет изнурительных раскопок, прежде чем удалось сделать еще одну впечатляющую находку. В августе 1974 года Петтинато получил телеграмму из Дамаска от Матти: «Найден архив из сорока табличек.Жду вас в Сирии».

Матти не пришлось долго ожидать. В первые дни сентября Петтинато прибыл в Дамаск. Они немедленно отправились в Телль-Мардих, где в руки Петтинато легли найденные таблички. Он стал рассматривать их одну за другой, затем взглянул на лица собравшихся, молча ожидавших его заключений, и проговорил: «Письмена, вероятно, связаны с месопотамским шрифтом, но я не понимаю здесь ни одного слова».

На мгновение воцарилась звенящая тишина. Перед археологами стоял именитый ученый, специалист по клинописным шрифтам, и не понимал ни слова, глядя на текст перед его глазами! Наконец все разом заговорили. Ношум был бесполезен. Хотя слова из текста удавалось произнести, понять их значение не представлялось возможным. Найденные тексты произвели эффект, подобный тому, который имел место во дни вавилонского царя Валтасара. Тогда на стене царского дворца возникли таинственные слова,которые не мог объяснить никто кроме пророка Даниила. К сожалению,теперь не нашлось такого Даниила,способного «прочитать написанное и значение его объяснить».

Петтинато ничего не оставалось, как вернуться с табличками в Рим и засесть за изучение практически нового языка. 23 апреля 1975 года во времяпубличной лекции в стенах папского института в Риме Петтинато объявил,что клинописные тексты Эблы составлены на языке северо-западной семитской группы, а еще точнее — на старохананейском языке.

Подобное заявление было воспринято как сенсация. Немедленно прозвучала и критика: «Петтинато занялся изобретением нового языка». Но время подтвердило, что ученый не ошибся. Фактически он открыл древнейший язык, самый древний из всех известных науке. И что особенно важно, глазам ученых открылся язык, на котором, вероятно, были написаны первые библейские свитки, но при этом использована не ассирийская клинопись, а древнееврейский шрифт. Иными словами, это был один и тот же или очень близкий язык, но шрифт, которым его записывали, оказался совершенно разным: в первом случае — ассирийская клинопись, во втором — буквы древнееврейского алфавита.

Но самые удивительные открытия только начинались. Несколькими месяцами позже Петтинато получил еще одну телеграмму от Матти, в которой сообщалось, что найден архив из тысячи текстов и отдельных фрагментов. Петтинато тут же отправился к месту находки. Вечером 30 сентября того же года, когда ученый внимательно всматривался в тексты на табличках, на пороге его маленькой комнаты появился запыхавшийся рабочий. С трудом переводя дух, он сообщил, что на его участке только что обнаружено огромное количество табличек. Схватив керосиновую лампу, Петтинато поспешил туда и, взглянув в глубь траншеи, действительно увидел множество табличек с клинописными знаками.

Осторожно спустившись на дно восьмиметровой ямы, Петтинато оказался лицом к лицу с целой библиотекой древних документов, пролежавших нетронутыми тысячи лет. С чувством священного страха он взял в руки первую попавшуюся табличку и прочитал: «Город Арга — в руках царя Эблы; город Лабэйну — в руках царя Эблы…».

Когда Петтинато перевел надпись на статуе Иббит-Лима и заявил, что Телль-Мардих и есть древняя Эбла, критики освистали его. «Одна-единственная надпись еще ничего не доказывает. Ведь эту статую могли привезти сюда за тысячи километров». И в самом деле, такое могло случиться. Теперь же обнаружены неоспоримые доказательства. Археологи нашли подлинную Эблу.

В общей сложности в районе Эблы удалось извлечь из-под земли 20 000 табличек. Петтинато не покладая рук трудился над переводом текстов. Один за другим открывались потрясающие факты.

Выяснилось, что Эбла — это не только огромный по древним меркам город с населением около 260 000 человек, но и высоко цивилизованное общество с прекрасно развитой системой образования. Сто четырнадцать табличек оказались словарями, сложенными в алфавитном порядке. В словарях разъяснялись значения тех или иных слов и уточнялись правила верного произношения. Среди прочих нашелся словарь, в котором к множеству шумерских слов приводился перевод на язык Эблы.  Были обнаружены энциклопедии по различным разделам знаний: ботаника, зоология, минералогия. Одна из табличек представляла собой книгу с названием «А это что за птица?». В ней были перечислены и описаны 142 вида птиц, обитавших в том регионе.

Кроме того, в текстах многократно встречались такие известные имена, как Адам, Авраам, Исав, Давид, Саул, Фамарь, Сисара, Далида и множество других.Имелось даже словосочетание «Бен-Израиль», то есть сыновья, или сын Израиля. Конечно, никто не утверждал, что приведенные таблички, упоминая библейские имена, указывают тем самым на соответствующие персонажи Библии.Но зато теперь укрепилась роль Библии как истинного и объективного исторического повествования. Стало ясно, что библейские имена не выдуманы и за ними стояли реальные люди. Обо всем этом свидетельствовали жители древней Эблы, носившие точно такие же имена.

Самым, пожалуй, поразительным оказалось имя наиболее могущественного царя Эблы. Его звали Еврий, что звучит почти как Евер, вероятный прародитель евреев, упомянутый в Книге Бытие, главе 11, стихе 16. Впрочем, такая связь не была положительно воспринята ученым миром, и, надо сказать, до сих пор нет исчерпывающих свидетельств в пользу приведенной выше гипотезы. Однако теперь коренным образом изменился взгляд на библейские генеалогические списки. Они перестали казаться сплошным мифом.

Обнаруженные названия многих географических мест также оказались весьма значимыми для понимания истории. В одном из текстов приводились названия городов Седом и Аморра. Петтинато сразу сделал вывод, что речь идет об упомянутых в Библии Содоме и Гоморре. До этого открытия критически настроенные ученые считали библейский рассказ о разрушении Содома и Гоморры, записанный в Бытие 19-й главе, выдумкой. Дело в том, что эти два города не упоминались ни в каком ином литературном произведении помимо Библии, и поэтому многие учение записали их в разряд легендарных. Между тем на табличках Эблы значились не только Содом и Гоморра. Ко всеобщему удивлению, Петтинато обнаружил перечисление еще трех городов: Адма, Севоим и Бела; и именно в таком порядке. Точно таким же образом названы в Библии три древних города и их цари, с которыми столкнулся Авраам (см. Быт. 14). Интересно, что данное утверждение Петтинато встретило такую бурю протестов в ученых кругах,что даже сам он был вынужден объявить, будто теперь тоже сомневается в своем предположении.

К сожалению, и Петтинато, и Матти вскоре отошли от работ и были заменены другими людьми. Эпиграфистом Эблы оказался другой человек. В археологических журналах начали появляться полные сарказма статьи о бывших членах экспедиции по раскопкам Эблы. При этом мы невольно вспоминаем о жестоких нападках в ученой среде, которым в свое время подвергся норвежец Кнудсон (см. Урок № 3), выдвинувший утверждение о принадлежности хеттского языка к индоевропейской группе. Тогда ему тоже пришлось отречься от собственных открытий, но время доказало его правоту. Вероятно, последнее слово о городах Содоме и Гоморре также еще не сказано.

Однако какое все это имеет отношение к Саргону Аккадскому, с которого мы начали наш урок? Самое непосредственное. Таблички Эблы сообщали, что Саргон некоторое время выплачивал Эбле дань. Впоследствии внук Саргона Нарам-син завоевал и разрушил Эблу, чему археологи нашли доказательства.Нам же важно отметить, что Эбла в свое время была центром империи, простиравшейся от Анатолии до Синая и от Кипра до Персии. Данный факт заставил историков взяться за создание новых учебников по истории Ассирии и заново переписать события открывшегося периода.

Саргон правил в течение 56 лет. После него трон занимали поочередно один за другим два его сына, правившие в общей сложности 24 года. Затем к власти пришел внук Саргона Нарамсин и правил 37 лет. Самым знаменитым памятником, связанным с его именем, является стела в честь победы над луллубеями,племенем варваров, населявшим горную систему Загрос (система параллельных хребтов в Иране).

Между тем на Ассирию надвигался самый мрачный час ее истории. Гутии,варвары, пришедшие с Востока, наводнили империю, сея смерть и разрушение. Это дикое племя оставило лишь несколько письменных свидетельств о своем царстве террора.

Темный век безвременья и насилия сменился противостоянием двух новых сил. Ими оказались жители Ура и Аммореи, о которых мы узнаем больше в последующих уроках. Однако с началом XIII века до нашей эры к власти пришла новая череда могущественных царей Ассирии. Один из них, Адад-Нерари I,двинул свои войска на запад. Его преемник Салманасар I продолжил дело завоеваний. Он основал упомянутый в Библии город Калах. После чего опять последовал упадок, но в X веке власть Ассирии, насаждаемая с планомерной жестокостью, утвердилась над Ближним Востоком, и империя достигла пика своей славы. Прежде чем говорить о данной эпохе военной мощи и культурного расцвета, нам следует уточнить, какими источниками информации мы будем пользоваться.

Так, путь к источнику информации начал однажды прокладывать некий молодой англичанин, страшно любивший приключения. При этом, как ни странно, когда он отправлялся на Ближний Восток, у него и в мыслях не было сделаться археологом.

Вестминстерское аббатство в Лондоне является местом, где похоронены великие граждане Англии. Но некоторые весьма известные и почитаемые в прошлом жители туманного Альбиона обрели свой покой вне стен этой достославной обители. Поблизости от аббатства расположилась часовня Святой Маргариты. На ее стене имеется привлекающая внимание посетителя надпись:»Тебя я прошу в молитве, помяни Генри Лэйярда, открывателя Ниневии».

Наверное, это не совсем то, что хотел оставить о себе в памяти потомков Генри Лэйярд. Его отец был членом парламента, и юный Генри также помышлял о политической карьере. Возможно, будь судьба более благосклонной к нему, он стал бы даже премьер-министром Англии. Правда, ему довелось стать членом парламента и заместителем министра иностранных дел британского правительства. Впоследствии он был назначен послом Британии в Мадриде, а затем в Константинополе.

Будучи еще молодым человеком, Лэйярд изучал юриспруденцию. К несчастью, его отец умер, когда сын был совсем юным. Генри болезненно переживал эту потерю, а его мать впала в глубокое уныние. Получив приглашение от своего дяди с Цейлона поработать с ним в качестве адвоката,Лэйярд с радостью принял его. С этого момента в его судьбе наступил коренной поворот.

Почти в то же самое время друг Лэйярда, Эдвард Митфорд, также получил назначение на Цейлон. Молодые люди решили отправиться туда вместе. Однако сразу же возникла проблема. Митфорд совершенно не переносил качку и не мог отправиться в путь морем. Самолетов в ту пору не было, и молодым людям оставалось лишь путешествие по суше.

Сначала они воспользовались повозками, затем по реке добрались до Далмации, территории современных Черногории и Хорватии. На этом возможности,так сказать, «общественного транспорта» были исчерпаны, с чем сталкиваемся порой и мы. Оставался один лишь выход: купить лошадей и продолжать путь верхом. Для Лэйярда это стало настоящим испытанием, так как никогда прежде он не ездил верхом. Однако вскоре жизнь заставила его научиться и этому. Шел 1839 год.

Следует заметить, что наши путешественники не были идеальными компаньонами. Митфорду было 32 года, Лэйярду — 22. Их интересы также порой значительно расходились. Митфорда интересовала природа — флора,жизнь животных и птиц. Внимание Лэйярда поглощала история — крепости, замки и искусство. И все же они продвигались далее вместе, пока наконец не достигли Константинополя, где Лэйярд тяжело заболел малярией и оказался на пороге смерти. Явившийся доктор определил место на животе больного, где надлежало «учинить кровопускание посредством пиявок». Пиявки тут же заняли свои места, чтобы»вытянуть плохую кровь». Несмотря на проведенное лечение, Лэйярд выжил, и вскоре друзья продолжили свое непростое путешествие.

Добравшись до Иерусалима, Лэйярд упрашивал друга посетить Петру,потерянный город, обнаруженный лишь в 1812 году. Всегда осторожный и предусмотрительный, Митфорд не пожелал так рисковать. Те места славились опасностями, и Лэйярд отправился один. В этом путешествии Лэйярд дважды едва не погиб, и к тому времени, когда он вернулся в Иерусалим, Митфорд, уставший ждать своего спутника, продолжил путь один. Лэйярд нагнал его в Алеппо, и уже вместе, верхом, они направились в Мосул. Тогда же Лэйярд впервые увидел Холмы Куюнджика, и им овладело страстное желание узнать, что же находится под ними, в их глубинах.

Две недели они провели в Мосуле, и Лэйярд повстречал там Тексье, нашедшего в Турции хеттский город Хаттусу. Затем на плотах молодые люди спустились вниз по течению Тигра. По пути Лэйярд увидел руины Нимруда, отчего им снова овладела жажда узнать, что же захоронено под ними.

В Багдаде компаньоны оставались достаточно долго, чтобы выучить персидский язык. После чего они двинулись в персидский Хамадан, где их дороги окончательно разошлись. Митфорд пожелал двигаться далее более безопасным северным путем через Каспий, а Лэйярду хотелось продолжать двигаться опасным южным путем.

Лэйярд так и не добрался до Индии. Каким-то образом он присоединился к  племени бахтияров, восставших против персидского правления, и два года провел среди этих людей. Однако дело восставших оказалось проигранным, и Лэйярд вновь вернулся в Багдад, где британское посольство предложило ему доставить несколько депеш в Константинополь.

По дороге, в Мосуле, он встретил французского консула Поля-Эмиля Ботту. Он также интересовался холмами Куюнджика. Позже Ботта начал проводить,правда безуспешные, раскопки в том районе.

Британское посольство в Константинополе предложило Лэйярду работу, и он на нее согласился. Тем временем Ботта перенес свои раскопки в Хорсабад,где вскоре добился значительных успехов. В письме к Лэйярду он говорил:»Приезжайте ко мне в Хорсабад. Обещаю великолепное археологическое развлечение». Лэйярд не принял приглашения, но убедил британского посла сэра Стратфорда Каннинга в том, что не в интересах Британии позволить французам выкопать всех крылатых буйволов древней Ассирии. Каннинг предоставил Лэйярду некоторую сумму из своих личных фондов, и в 1843 году Лэйярд вернулся в Мосул. Он начал раскопки в Нимруде и сразу же добился успеха. Когда извлеченные им из-под земли рельефы и монументы Ассирии прибыли в Лондон, они вызвали колоссальный интерес. И это вполне объяснимо, если вспомнить, что до того дня вся ассирийская коллекция Британского музея занимала всего один квадратный метр экспозиции.

Вероятно, самой важной находкой Лэйярда в Нимруде оказался большой  черный  столп, на котором изображен чужестранный царь, упавший на колени в момент принесения дани ассирийскому правителю. Сэр Генри Роулинсон сумел расшифровать ассирийский клинописный текст на столпе (подробней об этой увлекательной истории мы расскажем в уроке, посвященном Персии). Прочитав надпись, оба исследователя очень удивились. Выяснилось, что ассирийским царем был Салманасар III, а распростерся перед ним израильский царь Ииуй. Так впервые удалось обнаружить на древнем памятнике имя упомянутого в Библии царя. До сих пор это единственный из найденных древних памятников, на котором имеется изображение израильского царя.

В 1847 году Лэйярд вернулся в Лондон и написал ставший очень популярным двухтомник «Останки Ниневии».

В 1849 году Лэйярд вновь отправился в  Мосул и на этот раз получил разрешение на раскопки в Куюнджике. Вскоре своих успехах он превзошел все достижения Ботты. Лэйярд проник во дворец Синаххериба (в русской Библии Сеннахирима) и отыскал огромные рельефы, изображающие осаду ассирийцами Лакиша (библейского Лахиса). Об этой осаде рассказывается в одной из книг Библии, в Четвертой книге Царств,18-й главе. Лэйярд нашел ассирийское изображение тех же самых событий.Для людей, всерьез воспринимающих Библию, это открытие стало сенсационным.

Кроме того Лэйярд нашел дворец Ашшурбанапала, последнего из великих царей Ассирии, а в самом дворце было обнаружено 10 000 глиняных табличек и их фрагментов.

В 1851 году Лэйярд возвратился в Англию и занялся политикой. Сделанные же им открытия позволили более глубоко постичь историю великой ассирийской империи.

Теперь вернемся к истории Ассирии времен десятого века до нашей эры.  В период правления Ашшур-Дана II (ок. 933 г. до н. э.) и Адада-Нерари II(910-889 г. до н. э.) ассирийцы достигли заметных успехов. Настоящей карой для Ближнего Востока стало правление Ашшур-Насир-Пала, чьи великолепные статуи хранятся в Британском музее.Этот монарх отличался необычайной жестокостью, с которой вел войны. Он обезглавил множество своих врагов,многих сажал на кол, часто заживо снимал кожу. Ашшур-Насир-Пал построил величественный дворец в Калахе.  Этот дворец стал первым ассирийским зданием, украшенным настенными рельефами. Именно с него открывается эра ассирийского искусства рельефов, процветавшего вплоть до заката империи. Этот дворец оказался первой находкой при раскопках, начатых Лэйярдом.

Сын Ашшур-Насир-Пала, Салманасар III, продолжал укреплять империю,однако потерпел поражение в сражении при Каркаре, где ему противостоял и царь Сирии Венадад (или Бен-Хадад) и израильский царь Ахав. Примечательную историю правления последнего можно прочитать в Третьей книге Царств,главах 18-22. Кстати, Салманасар III и есть тот самый Салманасар, на обелиске которого был изображен приносящий дань Ииуй. Данный обелиск, как мы помним, нашел Лэйярд при раскопках в Нимруде.

В 824 году ассирийского монарха сменил на престоле его второй сын Самаши-Адад V.

Интересно, что об этом же времени в одной из библейских книг сообщается: «И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину: «Встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня»(Иона 1:1). Важно также, что в ассирийских летописях упоминается о религиозной реформе, предпринятой Ададом-Нерари III, сыном Семирама. Очевидно, когда пророк Иона появился на улицах Ниневии с настораживающей вестью «еще сорок дней, — и Ниневия будет разрушена!», ассирийцы правильно восприняли предупреждение и многое изменили. Проповедь Ионы была услышана (см. Иона 3:4-10) Самаши-Адад V. Во время его правления пророк Иона проповедовал в Ниневии, призывая к покаянию (Иона 3:4)

Но покаянное настроение со временем прошло. Пришедший к власти в 745году Тукулты-Апал-Эшарра III начал при помощи армии расширять свою территорию. «Тогда Бог Израилев возбудил дух Фула [или Пула], царя Ассирийского, и дух Феглафелласара [или Тиглатпилнасара III], царя Ассирийского, ион выселил Рувимлян и Гадитян и половину колена Манассиина» (1 Пар. 5:26).

Его сын, Салманасар V, продолжал захватническую политику отца. Его главная военная кампания имела целью столицу Израиля. «В четвертый год царя Езекии … пошел Салманассар, царь Ассирийский, на Самарию, и осади лее» (4 Цар. 18:9). Осада длилась три года, но перед тем, как Самария пала, в среде ассирийцев произошел военный переворот. Трон захватил Саргон II, который присвоил себе заслуги в покорении Самарии. Библейская летопись лишь упоминает, что по истечении трех лет ассирийцы взяли Самарию. Сыном Саргона был Синаххериб. Он основал свою столицу сначала в Ашшуре (библейском Ассуре), а затем перенес ее в Ниневию, где построил новый дворец. Именно этот дворец, обнаруженный Лэйярдом, был украшен прекрасными рельефами. За время правления Синаххериба произошло несколько вооруженных мятежей. Среди восставших, например, оказался город Вавилон. В 689 году Синаххериб ворвался в него, разграбил и разрушил. Более того, он отвел воды Евфрата и затопил территорию города.

Царь Иудеи Езекия отказался выплачивать ассирийцам дань, и тогда Синаххериб осадил Иерусалим. На глиняной призме, хранящейся в Британском музее, можно прочитать полные бахвальства хроники Синаххериба: «А Езекия, иудей, не подчинился моему игу. Я наложил осаду на 46 его сильных городов… Его самого я заточил в Иерусалиме,его царской резиденции, подобно птице в клетке». Замечательно, что в этом описании отсутствует хвастовство по поводу захвата Иерусалима. И не случайно. Священное Писание, а также историк Геродот сообщают, что ассирийский монарх понес унизительное поражение.В Библии сказано: «Посему так говорит Господь о царе Ассирийском: не войдет он в сей город, и не бросит туда стрелы … И случилось в ту ночь: пошел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч» (4 Цар. 19:32, 35). Вскоре после своего возвращения в Ниневию  Синаххериб был предательски убит своими сыновьями, и на престол взошел Асархаддон.

Асархаддон, захватив Египет, расширил территорию империи, вышедшую за пределы всех ее прежних границ. Он захватил Мемфис и разделил Египет на 22 области, поставив над каждой ассирийского губернатора. Он возвел новый дворец в Ниневии. Однако этот дворец так и не был найден и, вероятно, уже никогда не будет раскопан, поскольку на том месте, на самой вершине кургана, построена большая мечеть. Мусульмане верят, что там похоронен пророк Иона, и называют это место Неби-Юнус, то есть «пророк Иона».

Следующим и последним из великих царей Асирии был Ашшурбанапал. Он не только еще раз оккупировал Египет, но и продвинулся далее на юг до Луксора, который также захватил. Он тоже не смог удержаться от привычки ассирийских царей и построил новый дворец в Ниневии. Он покровительствовал наукам и собрал в своем дворце колоссальную библиотеку. В ней хранилось множество клинописных табличек, а когда нельзя было достать оригинала какого-то текста, то для этой библиотеки делали специальную копию. Именно эту библиотеку нашел Лэйярд и переправил таблички в Британский музей.

Однако время ассирийской империи неумолимо истекало. Израильские пророки уже предвозвестили ее гибель. Одна из библейских книг, Книга пророка Наума, полностью посвящена мрачному жребию Ниневии. «Горе городу кровей! — возглашал пророк Наум, — весь он полон обмана и убийства… А о тебе, Ассур,Господь определил: не будет более семени с твоим именем… Поднимается на тебя разрушитель… Разграблена, опустошена и разорена она [Ниневия]». Ниневию ожидало погребение и забвение(см. Наум 3:1; 1:14; 2:1, 10).

Конец пришел с драматической внезапностью. В 612 году вавилоняне и мидийцы штурмом взяли Ниневию и предали город огню. Царь Ниневии погиб в пламени вместе со своим гаремом. При поддержке египетского фараона Нехао ассирийцы предприняли отчаянную попытку вернуть свои позиции. Но в битве при Каркемише вавилоняне оказались сильнее, и участь Ассирии была окончательно решена. Ниневию уже никто и никогда не восстановит, а пыль времен скрыла даже место расположения города. Через 200 лет после разрушения Ниневию попытались отыскать греческие воины, но так и не смогли найти места, где располагался этот город. И с тех пор Ниневию также никто не мог обнаружить. Раскопав Хорсабад, Ботта прежде всего подумал, что нашел потерянный город. По окончании раскопок в Нимруде Лэйярд вернулся в Лондон и написал книгу, озаглавленную «Останки Ниневии». Эти исследователи полагали, что нашли Ниневию. Однако оба они ошиблись. Настолько основательным оказалось захоронение Ниневии. Пророк Софония предсказал: «И прострет Он руку Свою на север, и уничтожит Ассура, и обратит Ниневию в развалины, в место сухое, как пустыня, и покоиться будут среди нее стада и всякого рода животные…» (Соф. 2:13, 14).Сегодня пастухи Мосула пасут свои стада в тех местах, едва ли помышляя о могущественном городе, останки которого покоятся у них под ногами. «Не будет более семени с твоим именем», — провозгласил пророк Наум. Жители сегодняшнего Мосула вряд ли задумываются о Ниневии. Лишь историки да туристы вспоминают о славе, некогда принадлежавшей великой столице.

Ассирия, 5.0 out of 5 based on 1 rating

Духовный-маяк группа ВКДорогие друзья! Если Вы хотите принять участие в распространении Благой Вести о скором пришествии нашего Господа. Просим рассказать о нашем сайте Вашим друзьям с помощью кнопок соцсетей. Благодарим Вас!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »