Шумеры

Авг 5 • Раскапывая прошлое • 488 Просмотров • Комментариев к записи Шумеры нет

GD Star Rating
loading...

Шумеры

Во всей Библии город Ур Халдейский упоминается лишь четырежды  и всякий раз в связи  с одним и тем же событием: патриарх Авраам покидает этот город. Один из этих примеров мы находим в Книге Бытие, главе 11,стихе 31:«И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего,  и Сару, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура  Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую».

Шумеры

Любопытно, что в трудах древних историков нет ни единого упоминания об  Уре Халдейском, что послужило основанием для утверждений, будто  Ур  Халдейский — всего лишь очередная библейская легенда. Такого города никогда не существовало, — настаивали скептики, — в лучшем случае это  было едва заметное поселение, затерянное в пустынях Месопотамии, а  Авраам — всего лишь ничем непримечательный кочевник. Таким образом,историчность Ура ставилась под сомнение, равно как и его местоположение.

Давайте на минуту оставим Ур Халдейский и отправимся на юг Ирака, где находится замечательный зиккурат, или башня-храм, называемая местными жителями Телль эль-Макэйяр, что означает «смоляной курган». Это название возникло, вероятно, из-за того, что кирпичи зиккурата скреплены между собой смолой или битумом. Вне всяких сомнений, данные руины когда-то служили очень важным целям. Но что именно здесь было? Столичный или какой-то иной город? Какой народ создал это  столь значительное архитектурное  сооружение? Долгое время подобные  вопросы оставались без ответов.

В предыдущих уроках мы рассказали о раскопках, проводимых Лэйярдом и Боттой в северной части  Ирака, где ассирийцы возводили свои города. Европейской общественности захотелось увидеть и узнать об истории Древнего Востока еще больше,когда крылатые быки Ассирии и другие замечательные памятники прошлого попали в их музеи. В 1854 году Британский музей обратился в Министерство иностранных дел с просьбой поручить английским представителям в Ираке заняться поиском новых, весьма желанных для музея исторических ценностей. Вскоре данную просьбу перенаправили британскому консулу в Басре Д. Е. Тэйлору. Он не был археологом и не имел никакого опыта ведения раскопок, но ему очень хотелось выполнить поручение высокого начальства. Тэйлор, снарядив караван из верблюдов и ослов, груженных кирками, лопатами, различными приспособлениями и припасами,отправился к Телль эль-Макэйяру. Он руководствовался предельно простой логикой: разве можно найти лучшее место для начала раскопок, чем известный «смоляной курган»?

Прибыв в это пустынное место, в 150 километрах от Басры, Тэйлор решил первым делом произвести осмотр величественного зиккурата. Простукивая его стены, он надеялся услышать отзвук, свидетельствующий о  пустотах в башне. Предпринятые попытки не дали никаких результатов.Сооружение казалось монолитным,как горная скала. Впрочем, Тэйлораэто не расстроило, и он поручил своим помощникам начать поисковые  работы на вершине строения. Консул  не терял надежды, что где-то внутри  гигантского храма таятся сказочные  сокровища, которые нужно во что бы  то ни стало извлечь и с гордостью доставить в Лондон.

Подручные-арабы приступили кработе. Применяя метод рычага, они  срывали верхние кирпичи со своих  мест и сбрасывали их вниз на землю.Великий храм, выдерживавший на протяжении тысячелетий  натиски  жары, ветра и движущихся песков, не устоял перед варварством невежественных людей.

Тэйлора же, мечтавшего найти прекрасную каменную статую или золотых богов, ожидали разочарования. После двух лет изнурительных трудов он смог отослать в Лондон лишь четыре  маленьких глиняных сосуда цилиндрической формы, найденных рабочими по углам зиккурата и покрытых непонятным клинописным письмом. Дирекция Британского музея пребывала в не меньшем разочаровании. После удачных раскопок в Ниневии и Хорсабаде столь малое количество артефактов казалось настоящим провалом. Никто не мог предположить, что Тэйлор уже этими с виду скромными находками сделал не поддающееся оценке открытие.

Когда тексты на найденных глиняных цилиндрах удалось перевести, выяснилось, что они были размещены по углам здания, как символы краеугольных опорных камней, самим Набонидом, последним царем Вавилона,заново отстроившим данный зиккурат. Мать Набонида была жрицей бога  луны Нанна (или Наннара) в ее родном городе Харране, и Набонид, естественно, тоже поклонялся этому божеству. Поскольку зиккурат  Телль эль-Макэйяр был посвящен богу луны  Нанну и его жене Нингал, Набонид  решил произвести необходимые восстановительные работы для обновления башни. В текстах цилиндров он  упоминает первого царя, построившего этот зиккурат. Согласно данным  Набонида, монарха звали Ур-Намму. Это имя сразу же натолкнуло исследователей на вопрос: может быть, древнего правителя звали Намму и он являлся царем Ура? Мысль о том, что  здесь, вероятно, и находился родной  город великого патриарха Авраама,  вызвала большой интерес ученых.  Время подтвердило истинность догадки. Эта огромная башня высилась  в самом сердце процветавшей метрополии, столичном городе древней  империи, которая фактически возникла раньше великой цивилизации Египта.

Между тем экспедиция Тейлора покинула место своих работ. Телль эль-Макэйяр снова оказался забыт, и величественная башня погрузилась в одиночество. Интерес к ней лишь иногда проявляли местные жители. Онипостепенно растаскивали те кирпичи башни, которые рабочим Тэйлора с  таким трудом удалось сорвать со своих мест. Местное население теперь воспринимало Телль эль-Макэйяр лишь как источник бесплатных стройматериалов.

Шел 1918 год, и первая мировая война подходила к концу. Турки были  изгнаны из долины Евфрата, и эту территорию взяла под контроль британская армия. Одним из английских офицеров, служивших в тех местах, был  майор Р. Кэмпбелл Томпсон. Он состоял в военной разведке армейской части, дислоцировавшейся близ Телль эль-Макэйяра. Так совпало, что до войны Томпсон работал ассистентом в Британском музее, и теперь он проявил неслучайный  интерес как к возвышавшемуся неподалеку зиккурату, так и к  другим близлежащим курганам. При  первой возможности Томпсон принимался за небольшие раскопки. Спустя  некоторое время увлечение майора  привело к находкам, побудившим его отправить Британскому музею сообщение о необходимости направить  сюда полномасштабную археологическую экспедицию.

В ответ на послание майора Томпсона Британский музей направил вуказанное место д-ра Х. Р. Холла. Он прибыл туда в конце 1918 года, проверил «на звук» башню Телль эль-Макэйяр и осмотрел другие близлежащие места, где предстояло развернуть  работы: Эриду и Эль-Убэйд. Выяснилось, что в районе Эль-Убэйда скорее  всего находилась самая ранняя цивилизация на земле. Недостаток финансирования экспедиции сократил время раскопок. Однако извлеченных находок  было достаточно для подтверждения  необходимости последующих работ.

В 1922 году Университет Пенсильвании предложил Британскому музею  организовать совместную научно-археологическую экспедицию, и англичане приняли это предложение. Работы возглавил Чарльз Леонард Вулли, который позже за выдающиеся открытия, сделанные во время раскопок, получил титул рыцаря. 43-летний Вулли уже показал свои профессиональные способности, занимаясь раскопками в Египте и Каркемише. Никто не сомневался, что он станет идеальным руководителем новой экспедиции. Свою жизнь Вулли посвятил этой работе и последующие 12 лет напряженно и терпеливо трудился на месте раскопок. Его жена всегда находилась рядом с ним.

Вулли был не только опытным и умелым археологом, но еще и весьма  мудрым руководителем коллектива. Это было исключительно важно, ведь к  поисковым работам приходилось привлекать одновременно до 400 человек. Он прекрасно понимал рабочих-арабов  и умел преодолевать проблемы, возникающие в таком коллективе.

Однажды рабочие Вулли трудились  на месте, в котором они то и дело обнаруживали старинные предметы: вазы, бусы, браслеты и тому подобное.Чутье и опыт подсказывали Вулли,что там же должны находиться и изделия из золота, и он заподозрил, что эти дорогие находки тут же исчезают  под полами одежд рабочих-арабов.  Он не стал ужесточать контроль, а  нашел средство более простое и  эффективное. В ближайший день выплаты зарплаты он объявил собравшимся рабочим, что каждому, нашедшему изделие из золота, будет выплачена дополнительная сумма денег. Вулли  пообещал заплатить почти в три раза  больше, чем обычно стоит золото. Смущенные взгляды рабочих подсказали Вулли, что он на правильном пути. Тем  же вечером местный ювелир не мог  понять, почему к нему пришло так  много людей, желающих выкупить обратно золотые ожерелья и браслеты, проданные ему накануне. Следующий день раскопок стал поистине удивительным по количеству «найденных» рабочими золотых вещей. Все находки были сданы Вулли, который сдержал слово, выплатив всем обещанное  вознаграждение.

Вулли к тому же был человеком необычайной самодисциплины. На третий год поисковых работ он обнаружил городское кладбище, которое обычно является местом самых богатых находок. Умерших погребали с многочисленными украшениями, оружием, предметами быта и другими ценностями, обнаружение которых всегда является большим вознаграждением для археолога. Вместе с тем Вулли все более осознавал, что раскапывает цивилизацию,о которой практически ничего не знает. Ученый решил сначала все как следует изучить, выяснить, какой народ здесь раньше жил. Немедля он отдал команду разочарованным рабочим забросать обратно уже выкопанную из могил землю и объявил, что не намерен  вести здесь никаких работ в течение  последующих четырех лет. По истечении этого срока Вулли вернулся к раскопкам на кладбище, где его ожидали захватывающие открытия и находки.  К этому времени он был уже намного  лучше информирован и способен самостоятельно определить достоверную  ценность найденных сокровищ.

Прежде чем мы расскажем о знаменитых «подземельях смерти» Ура,  вспомним, что нам известно из истории об этой великой цивилизации. Ур   являлся столичным городом шумеров. Это был очень культурный и образованный народ. Шумеры достигли больших высот в развитии искусств и вели  торговлю с отдаленными странами. Многие из драгоценных камней, составлявших их украшения, были доставлены с холмов Нилджирии, расположенной в южной Индии. Дети в их школах так глубоко изучали математику, что могли вычислять квадратные и кубические корни чисел. Шумеры создали   свою письменность. Это была пиктография, когда каждый знак передавал  соответствующую идею. Отсюда взяла свое начало сложная система отпечатков на глине, послужившая основой клинописного шрифта, ставшего  предком аккадской, вавилонской и ассирийской клинописи. Шумерская  клинопись считается более древней, чем изобретенное в Египте иероглифическое письмо.

В до династический период, прежде чем шумерское государство превратилось в империю, некоторые из царей Ура были чрезвычайно богаты. В 1927 году  Вулли приступил к раскопкам  кладбища того периода, обнаружил и  вскрыл   более   2 000 могил обычных граждан и 16 царских захоронений.Могилы первых представляли собой  углубления от 1 до 3 метров, в которые  опускали покойника, завернутого в  циновку. Впрочем, нередко тело усопшего предварительно клали в гроб, изготовленный из дерева, глины или   сплетенный наподобие корзины. Вместе с телом погребали личные принадлежности, такие, как ожерелья, серьги, кинжалы и броши. Рядом с гробом оставляли пищу и питье, помещенные в глиняные, медные или каменные сосуды, а также оружие, инструменты и предметы туалета. Все  это наводило на мысль о наличии веры в будущую жизнь, однако не было найдено никаких описаний, выражавших подобное представление. К сожалению, к моменту начала работы в тех местах археологической  экспедиции две трети могил уже подверглись разграблению и разрушению.

Пожалуй, самой впечатляющей из всех могил оказалась та, которую назвали «Мес-калам-дуг», то есть «Герой Доброй Страны». Именно такой титул значился на двух золотых кубках и светильнике, извлеченных из захоронения. Очевидно, умерший не принадлежал к царской фамилии, но явно  был богатым гражданином и храбрым воином. На это указывает титул  умершего и присутствие в его могиле таких специфических предметов, как  медный наконечник копья, прикрепленный к золотому древку, два отделанных золотом и несколько медных кинжалов, набор стрел, 50 медных кубков, золотой головной убор и оставшийся на талии серебряный пояс. Было  найдено и много других подобных предметов. Самый, пожалуй, примечательный из них — шлем, сделанный из чеканного золота, покрывающий  почти всю голову и имеющий защитные пластины по бокам. Об этой находке Вулли сказал: «Если бы у нас кроме этого шлема больше ничего не  было из предметов древнего искусства шумеров, нам все равно пришлось   бы отнести их к одной из самых высоко  цивилизованных наций».

Царские гробницы, строившиеся  из камней или кирпичей, состояли из  одной или нескольких комнат и напоминали небольшие подземные  дворцы. Нетронутыми сохранились  лишь две такие гробницы, остальные  были взломаны грабителями или, в  ряде случаев, могильщиками более  поздних царских захоронений,которые, обустраивая новые гробницы, не могли устоять перед искушением поживиться содержимым старых склепов. Входы в гробницы такого  ранга имели своеобразную арочную форму и представляли собой самый  ранний тип арок, найденных при раскопках.

Частью ритуала захоронения служили человеческие жертвоприношения.  Под усыпальницей выкапывалось широкое подземелье и в него опускались  животные и люди. Первые при этом лишались жизни, а вот люди оставались живыми и, вероятно, попадали туда добровольно. Дело в том, что не  было найдено никаких следов насильственной смерти или принятия яда перед схождением в глубь подземелья. Кубок и чаши, из которых было выпито отравляющее зелье, нашлись лишь в одной могиле. Число жертв в захоронениях варьировалось от шести до семидесяти или даже восьмидесяти  человек.

В одной гробнице было обнаружено десять женских скелетов, аккуратно  лежавших  в  два ряда. На их головах сохранились уборы из золота, лазурита  и сердолика, а на шеях — ожерелья с бусами тонкой работы. В конце этого  печального ряда нашли остатки прекрасной арфы. Ее деревянная стойка, полностью сгнившая, была покрыта золотом, и на ней же сохранились  гвозди с золотыми шляпками, которые когда-то удерживали натянутые  струны. Над передней частью резонатора нависала роскошная голова быка  из золота, с глазами и бородой из лазурита. Напротив остатков арфы лежали кости арфиста, голову которого украшала золотая корона.

Сразу же за входом в подземелье стояла колесница, декорированная  красной, белой и голубой мозаикой. Перед колесницей лежали скелеты  двух ослов, а рядом останки двух слуг, поводырей животных. Сохранилось  и сдвоенное кольцо, через отверстия которого проходили вожжи. На этом  серебряном кольце помещался своеобразный золотой талисман в форме  обезьянки. Рядом с колесницей лежали игральная доска, коллекция инструментов и оружия. Один из наборов серебряной посуды явно служил для богослужений, поскольку к нему прилагались плоский поднос и кувшин, несомненно, использовавшиеся в религиозных ритуалах, а также комплект  небольших серебряных бокальчиков без ножек, одинаковых по форме и  удобно входивших один в другой.

Изучив содержимое гробницы, Вулли сдвинул остававшийся нетронутым  деревянный сундук и под ним обнаружил вход в самую нижнюю часть  гробницы. Вероятнее всего, рабочие, строившие эту гробницу, наткнулись  на другую, более раннюю, и, решив замаскировать ее, разместили над входом тяжелый сундук, видимо, намереваясь ограбить ее, как только представится возможность. Если даже впоследствии им это и удалось, похоже, что  грабежу все же кто-то помешал, потому что в гробнице осталось немало драгоценностей.

У входа в подземелье близ царской гробницы расположились шесть солдат с медными копьями и в шлемах. Рядом находились две четырехколесные деревянные повозки, в каждую из которых были впряжены по три вола; около них — слуги-поводыри, а внутри каждой из повозок — по кучеру.

В главном помещении гробницы была найдена цилиндрическая печать с  именем А-бар-ги. Вероятно, ему и принадлежала власть над этим подземельем. Там же располагались две модели лодок. Одна из них, серебряная, прекрасно сохранилась. Любопытно отметить, что по форме эта лодка  практически идентична тем, которые используются сегодня на речных парадах в низовьях Евфрата. Это свидетельствует о незначительности перемен в жизни этих народов с течением времени.

В самом конце погребального подземелья находилась гробница царицы  Шубад. Ее имя можно прочитать на искусно изготовленной цилиндрической печати из лазурита. Вместе с ней была захоронена восхитительная коллекция украшений из золота, серебра и полу  драгоценных камней. На голове царицы красовался удивительный по виду и крайне сложный по изготовлению головной убор, или своеобразная корона. К сожалению, череп царицы оказался изрядно поврежден. Тогда ученые изготовили гипсовый слепок  с одного хорошо сохранившегося женского черепа того же времени, и, следуя всем деталям формы этого черепа, миссис Вулли восстановила голову и  лицо прекрасной царицы. Для знатной дамы изготовили парик и надели  чуть подправленный реставраторами головной убор, в котором она была  похоронена. Результатом явился истинный шедевр, по виду очень похожий  на настоящую внешность великой царицы.

В главном «подземелье смерти» Вулли натолкнулся на две маленькие статуэтки козлов, стоявших на задних ногах, в то время как их передние ноги  опирались на ветви кустарника. Когда данная находка стала достоянием общественности, некоторые поспешили связать ее с историей об Аврааме, который, собираясь принести в жертву своего сына Исаака, увидел запутавшегося в зарослях кустарника овна. Авраам принес его в жертву вместо сына Исаака. Поскольку Авраам был выходцем из Ура, появилось предположение о том, что, узнав данную историю, кто-то намеренно изготовил соответствующие событию символические статуэтки. Невзирая на кажущуюся  правдоподобность выдвинутых предположений, следует признать, что время жизни Авраама относится к более позднему историческому периоду, чем  эпоха первой династии Ура, и поэтому упомянутая история никак не связана с замечательной находкой.

Нельзя оставить без комментариев еще одно  выдающееся открытие. Самая большая из каменных царских гробниц была взломана задолго до того, как Вулли приступил к раскопкам.Но, когда люди Вулли производили очистку последнего угла уже практически пустой гробницы, неожиданно показалась полоска мозаики.Бригадир рабочих осторожно убрал слой пыли  и обнаружил перед собой некий предмет,покрытый мозаикой, выполненной из кусочков черепашьего панциря и лазурита. Деревянная основа этого предмета полностью сгнила, и  теперь важно было не разрушить оставшееся, аккуратно извлечь его, а затем основательно изучить. Археологи залили мозаику горячим воском и, когда он застыл, находку подняли наверх. Вскоре выяснилось, что в руки  ученых попала ценнейшая вещь. Это была часть царского штандарта династии Ура. Мозаичное изображение на деревянной основе прикреплялось к  длинному шесту, и штандарт носили, как знамя, во время процессий и,  возможно, с ним даже ходили в сражения. Размеры мозаики составляли 55  на 22,5 сантиметра. На одной стороне изображались эпизоды из повседневной жизни, а на другой — сцены военных  сражений. Ученым открылось множество неизвестных до того деталей внешнего вида армии,  подчинившей в свое время все народы от Персидского залива до гор Анатолии в центральной части Турции. Уровень вооружения воинов  Ура намного превосходил тот, которым обладали их противники. Обилие военных колесниц не оставляло врагам никаких шансов на  победу в сражении. Кроме того, армия Ура вела наступления фалангами (тесно сомкнутыми  линейными построениями тяжелой пехоты).  Кстати, Александр Македонский с необычайным успехом использовал именно такие боевые построения. Теперь же выяснилось, что за  тысячи лет до появления на исторической сцене Александра шумеры применяли этот прием.

Центральной частью архитектурного ансамбля Ура, вне всяких сомнений, служил зиккурат, или храмовая башня. Как сама башня, так и окружающий ее храмовый комплекс, по-видимому, появились в период первой династии Ура, а увеличен и украшен он был в период третьей династии правителем Ур-Намму, приведшим Ур к зениту могущества. Жилища, возведенные тогда и впоследствии, были построены основательно и добротно. Богатые люди строили двухэтажные дома в форме квадрата с внутренним двором в середине. Любопытной деталью многих строений Ура являлось наличие системы стока и канализации. В грунте выкапывалась шахта глубиной  10 метров, и в ней устанавливался ряд гончарных кругов. Шахта прекрасно  абсорбировала использованную воду и все нечистоты, работая намного лучше, чем канализационная система современного Ирака. Однако куда более  странным кажется то, что древние шахты для отходов служили еще и местом для исполнения религиозных обрядов. Богом подземных вод был Эа, и  шахта, по мнению жителей Ура, служила самым удобным и быстрым средством доступа к местам его обитания. Религиозные приношения в честь бога Эа спускались именно через эти шахты. Сегодня мы назвали бы кощунственной связь богослужения со сточной трубой, но люди того времени,по-видимому, не страдали подобными комплексами. Они считали совершенно естественным находить доступ к божеству, пользуясь самым коротким из имеющихся у них путей.

В 1929 году, заканчивая работу среди царских гробниц, Вулли решил  проверить, насколько глубоко в земле находятся остатки древнего Ура. Он  отдал распоряжение прокопать шахту до самой нижней точки кургана. Рабочие отмерили участок полтора на полтора метра и двинулись вниз через  слои глиняных кирпичей, битой посуды и пепла. Они продвинулись всего  на один метр, когда обнаружили, что ниже нет никаких признаков проживания людей: лишь чистая водянистая глина. Рабочие-арабы объявили Вулли, что добрались до девственной почвы и дальнейший поиск бессмыслен.

Вулли лично исследовал раскоп и согласился с тем, что нет необходимости продолжать здесь работы. Однако он решил проверить высоту этого места над уровнем окружающей равнины. Оказалось, что дно вырытой ямы  находится значительно выше. Ученый решил, что теперь надо попытать  счастья и прокопать шахту вблизи кургана. Он снова отдал распоряжение  продолжать работы. Рабочие углубились на метр, затем на полтора, два — и не нашли никаких следов человеческой деятельности. Рабочие зароптали,  не желая продолжать довольно мучительный поиск, но Вулли настоял на  своем. На глубине 2,5 метров они наконец обнаружили кремневые инструменты и осколки глиняной посуды. Вулли спустился в яму и принялся внимательно изучать срез земли. Ответ напрашивался сам собой, но ученый не  решался его высказать. Он попросил двух своих сотрудников поделиться  впечатлениями, но те лишь недоумевали, рассматривая подземные находки.В этот момент мимо проходила жена Вулли. Он задал ей тот же вопрос. Без  колебания, с интуицией, свойственной многим женщинам, она ответила:«Ну, конечно, это же потоп времен Ноя».

Именно это хотел, но боялся произнести Вулли. Теперь же, вдохновленный своей женой, он решил, что его заключение правильно. Спустя некоторое время шахту довели до размеров котлована: 23 на 18 метров и 20 метров в глубину. Все свидетельствовало в пользу сделанного вывода, и место  тех раскопок до сих пор называют «котлованом потопа». Однако доказательства Вулли сводились лишь к локальному наводнению. Он полагал, что потоп времен Ноя ограничивался лишь долиной  Евфрата. Библейская же  летопись гласит: «И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом» (Быт. 7:19).

Вероятнее всего, в далеком прошлом в долине реки Евфрат имело место  сильное наводнение, которое и заставило будущих строителей Вавилонской  башни усомниться  в Божественном обещании, что всемирный потоп никогда более не повторится (см. Быт. 9:15). Одна из причин, побудивших их  строить громадную башню, видимо, состояла в желании застраховаться от  вероятности очередного всемирного потопа. При этом, конечно, стоит отметить, что свидетельства в пользу такого потопа следует искать не на  трехметровой глубине илистого грунта близ Ура, а в геологических напластованиях, среди следов морской жизни на вершинах высоких гор и ископаемых, захороненных в скальных породах по всему миру.

Первая династия Ура была уничтожена во время завоевательных походов  Саргона Аккадского, установившего свою власть над странами Ближнего и  Среднего Востока. Династия  Саргона, в свою очередь, была сметена нашествием варваров   гутов, спустившихся с холмистых земель Элама,расположенного на юго-западе современного Ирана.

Одним из городов, сумевших пережить иностранную оккупацию, оказался Лагаш (современный Эль-Хиба, Ирак). Его правителя звали Гудеа.  Сохранилось 20 изображающих его статуй. Гудеа стал хорошо известным  нам шумерским правителем, но не благодаря политической власти, которая, кстати, была незначительной, а вследствие того, что столь большое  число его статуй разошлось по музеям всего мира.

Возрождение Ура произошло в период правления третьей династии, которую основал уже упоминавшийся Ур-Намму и умело укрепил и продолжил его сын Ур-Дунги, или, более правильно, Ур-Шулги. Потом явились  свирепые эламиты, не только завоевавшие Ур, но и до основания разрушившие его. Эламиты, в конце концов, были изгнаны, но Ур уже никогда не стал таким, как прежде. После периода анархии появились два достаточно сильных города-государства: Исин и Ларса. Большинство из добротно сделанных жилых построек, раскопанных археологами и доступных наблюдателю в районе Ура, относятся именно к этому периоду. Последний правитель Ларса, Рим-Син, успешно объединил большую часть прилегавших к Уру территорий.

Рим-Син потерпел поражение от аморейского царя Хаммурапи, преуспевшего в объединении всей страны под собственной властью. Однако великой шумерской культуры и цивилизации уже коснулось увядание. Аккадский язык постепенно вытеснял шумерский, и шумерский образ жизни  стал претерпевать значительные изменения. На севере всходила ассирийская звезда, и с того времени Ур превратился во второстепенный город.  В эпоху Ново-Вавилонской империи Ур приобрел новое значение. Навуходоносор перестроил местный зиккурат, а последний царь Вавилона, Набонид, украсил его. Цилиндры, помещенные по углам башни и найденные Тэйлором в 1854 году, были делом рук Набонида и хранили на себе его имя. Детство Набонида прошло в Харране, где его мать была жрицей бога луны Нанна (или Наннара). Поскольку зиккурат в Уре посвящался Нанну, а Ур являлся центром поклонения луне, Набонид с особым расположением относился к дорогим для него местам. В своих окончательных размерах зиккурат достигал  у  прямоугольного основания 64 и 42 метра и поднимался вверх тремя большими уступами. Первый был выкрашен в черный цвет, второй выложен из красного камня, а третий облицован голубым кирпичом, символизируя близость неба. Вершину третьей ступени венчала небольшая усыпальница и предназначалась богу Нанна, который, как верили, спал там каждую ночь.

С течением столетий береговая линия Персидского залива изменилась, и в конце концов Ур остался в стороне от торговых морских путей. Изменилось и русло реки Евфрат, лишив Ур судоходства и пресной воды. И вот настал момент, когда люди окончательно покинули эти места. Постепенно пески пустыни наступали на храмы и дома некогда великого города, погрузив его в молчаливое забвение. Сведения о городе были утрачены, и о нем вскоре все забыли. Многочисленные критики и скептики громогласно утверждали, что Ур вообще никогда не существовал. Лишь Библия сохранила память о городе, который когда-то покинул   патриарх  Авраам. Но настал день, когда лопата археолога открыла миру секреты захороненного Ура, и тем самым в очередной раз подтвердилась надежность исторического повествования Библии.

Шумеры, 5.0 out of 5 based on 1 rating

Духовный-маяк группа ВКДорогие друзья! Если Вы хотите принять участие в распространении Благой Вести о скором пришествии нашего Господа. Просим рассказать о нашем сайте Вашим друзьям с помощью кнопок соцсетей. Благодарим Вас!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »