Свитки Мертвого моря

Авг 7 • Раскапывая прошлое • 555 Просмотров • Комментариев к записи Свитки Мертвого моря нет

GD Star Rating
loading...

Свитки  Мертвого  моря

В 1947 году было сделано одно из величайших археологических открытий XX века. Это произошло в пустынном районе Израиля невдалеке от побережья Мертвого моря.

Свитки  Мертвого  моря

Данное открытие было сделано вовсе не археологом-профессионалом, а мальчиком, пастухом-бедуином. Сенсационное известие о невероятной  находке заняло первые полосы в газетах, а затем перекочевало на первые страницы специализированных научных журналов всего мира. Последствия этого открытия оказали в ближайшие десятилетия сильнейшее влияние на ученых и богословов. Однако, прежде чем мы расскажем об истории открытия свитков Мертвого моря, давайте рассмотрим ряд важных моментов, связанных с происхождением Библии. Самой ранней известной формой письменности является шумерская клинопись, в которой насчитывается около 800 знаков, каждый из них представляет определенный звук. Заточенная клином палочка использовалась для создания оттисков на мягкой поверхности глиняной таблички. Иногда такие таблички сушились на солнце, но если после этого они не сберегались надлежащим образом, то почти не оставалось шансов на их хорошую сохранность. К счастью, многие таблички сушились при помощи печного жара, и даже спустя тысячи лет они остаются вполне пригодными для чтения.

Некоторые из высушенных в печи табличек помещались в своего рода глиняные «конверты», на которых содержался тот же текст, что и на самой табличке.Вероятно, подобное дублирование делалось на случай возникновения спора по  поводу содержания написанного. «Конверт» можно было разбить и извлечь вложенную табличку, которая подтвердила бы написанное снаружи.

Вне всяких сомнений, клинопись была медленным и трудоемким способом письма. К тому же таким большим количеством сложных символов могли овладеть лишь высокообразованные и, соответственно, богатые люди, а также специально обученные письму и чтению профессиональные писцы.

На заре развития своей цивилизации  древние египтяне создали иероглифическое письмо. Соответствующие знаки  высекались на каменной поверхности,  писались на листах папируса или на деревянных дощечках при помощи тростниковой кисточки, которую макали в угольные чернила. Для получения писчего материала — папируса — на стеблях  тростника сначала делали продольный разрез, затем извлекали мягкую сердцевину, которую резали тонкими полосками и вымачивали в воде. Полоски укладывались в ряд одна к другой, после чего на них поперек и таким же порядком раскладывался еще один ряд полосок. Всё это клали под пресс и оставляли до полного  высыхания. Затем поверхность полученного листа шлифовали камнем. Изготовленные таким образом листы нередко склеивали между собой и получали длинный свиток в виде ленты, которую можно было свертывать. Стандартная длина подобного свитка составляла 9-10 метров. Бывали свитки и намного длиннее.  Самый длинный из них — знаменитый папирус Харриса — хранится в Британском музее и имеет 40 метров в длину.

Вследствие того, что Египет изобиловал тростником, его жители длительное время оставались монополистами в производстве и использовании папирусного  материала. Финикийцы, будучи великими торговцами Средиземноморья, стали  импортировать папирусные листы из Египта и изготавливать из них свитки, продавая их по всему средиземноморскому  региону. Финикийский город Гебаль, находившийся в 30 километрах севернее  Бейрута, служил главным центром папирусной индустрии. Поскольку по-гречески свитки называли «библион» или «библос», данный город получил еще  большую известность под именем Библ.  От названия этого города и произошло  слово «Библия».

По причине большого числа знаков (около 750) и сложности самого их изображения знание египетского иероглифического письма также было ограничено кругом писцов и образованной элиты  общества. Изобретение алфавитного  письма послужило настоящим прорывом  в искусстве письменности. Надо сказать,что среди ученых до сих пор нет единого мнения о том, где и когда был изобретен алфавит. Самые ранние образчики алфавитного письма были обнаружены на  территории Синайского полуострова, и многие ученые считают, что изобретение  алфавита принадлежит финикийцам. При этом несомненным фактом остается то, что изобретение алфавитного письма практически совпало с временем начала  письменного изложения Библии. Моисей — первый из многочисленных писателей Библии — пользовался алфавитным письмом. Если бы он начал писать библейский текст египетским иероглифическим письмом, которым он прекрасно  владел с юных лет, то ему, возможно, не хватило бы и всей жизни, чтобы завершить написание тех шести книг, что вошли в канон Священного Писания. И даже если бы он все-таки написал их иероглифическим письмом, лишь незначительное число людей оказалось бы способным самостоятельно читать данные писания. Библия для многих оставалась бы закрытой книгой.

Еврейское письмо было простым по форме. Практически оно было доступно  каждому желающему научиться читать и писать. Еврейский алфавит состоял всего из 22 букв, которые обозначали лишь согласные звуки. Первая буква еврейского алфавита называлась «алеф», а вторая «бет». Позднее, когда появился греческий алфавит, его первые буквы звучали схожим образом: «альфа» и «бета», откуда и произошло слово «алфавит». Еще позже возник латинский алфавит, порядок  букв в котором очень похож на изначальный еврейский. Русский алфавит  также схож с еврейским, но при этом все  же ближе более позднему греческому.

Еще одним материалом для письма  служила кожа. Так, еврейские свитки для  письма изготавливались из пергамента,исходным материалом которому служила  телячья кожа. Полученные «ленты» с  обоих концов прикреплялись к особым круглым деревянным «черенкам» с рукоятками. Таким образом,свиток можно было наматывать либо на одну его деревянную ось, либо на другую. Это было  весьма удобно при поисках необходимого фрагмента текста. Когда Иисус Христос пришел в синагогу города Назарета, «Ему подали  книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано…» (Лк. 4:17). Мы можем представить себе, как Христос взял в руки свиток пророка Исаии и начал разворачивать его, пока не остановился на искомом отрывке. В современной Библии это 61-я глава Книги пророка Исаии.

Следует отметить, что пергамент не был таким же прочным материалом, как камень или обожженные глиняные таблички, и при интенсивном использовании постепенно изнашивался, рвался и превращался в лохмотья. Износившиеся свитки  иудеи не хранили, а сжигали или погребали их в земле, поэтому ни один из оригинальных свитков Библии не сохранился до сего дня. Одна-единственная страница  такого документа сегодня стоила бы несметных денег. Ученый мир заплатил бы любую цену, лишь бы заполучить частицу оригинального свитка, невзирая на то, насколько он изношен или порван. Иудеи же считали кощунством использовать сильно изношенный свиток, и потому ни одна даже самая малая частица древних манускриптов сохраниться не могла. При  этом постоянно делались копии священных свитков как для замены устаревающих, так и для удовлетворения потребности растущего числа людей, желавших  читать и слушать слова пророков. Семья, сумевшая приобрести копию-свиток одной или нескольких книг Библии, считала, что обрела большое благословение.

Несмотря на то, что копированием  свитков занимались профессиональные переписчики, выполняя его с педантичным старанием, погрешности при переписывании были неизбежны. Однажды  сделанная ошибка автоматически копировалась последующим переписчиком,  работавшим над новой рукописью. Так в  текст проникали ошибки и добавления. Иногда переписчик делал пояснительное замечание на полях свитка, а его коллега-последователь мог ввести это замечание непосредственно в текст. Примером  тому служит текст из Евангелия от Иоанна, глава 5, стих 4. Кстати, этот фрагмент отсутствует в большинстве пересмотренных современных переводов. Иногда переписчик несколько изменял слово, желая сделать ту или иную фразу более понятной для читателя. Например, в Книге Бытие, главе 14, стих 14 говорится,что Авраам преследовал своих врагов до города Дана. Однако в то время данный  город назывался Лаиш. Даном он стал называться много времени спустя после   смерти Моисея (см. Суд. 18:29). Очевидно, некий переписчик, копируя текст, решил, что читателю  будет более понятен ход повествования, если употребить более позднее название города. Например, сегодня многие люди пришли бы в недоумение, натолкнувшись при чтении на название Земля Ван Димена, не найдя при  этом пояснения, что именно так раньше назывался остров Тасмания.

Иногда переписчик свитков мог несколько изменить текст или что-нибудь добавить к нему, чтобы привести в соответствие со своими взглядами. В первые века  христианства, когда возникли споры в связи с учением о Троице, некий переписчик добавил несколько слов в 1 Ин. 5:7, 8  ради подтверждения своей точки зрения. В современных пересмотренных переводах эта добавленная часть текста отсутствует.

Единственной частью Библии, изначально запечатленной на камне, являются десять заповедей. В 9-й главе, стихе 10 Книги Второзаконие переданы следующие слова Моисея: «И дал мне Господь две скрижали каменные, написанные перстом Божиим…». Возможно, эти каменные скрижали когда-то будут найдены. Получив заповеди от Бога, Моисей положил их для хранения в особый ящик, покрытый золотом, который назывался ковчегом завета (см. Исх. 25:21). А ковчег, в свою очередь, хранился в специальном святилище (см. Исх. 40:21). Когда же Соломон построил в Иерусалиме храм, то ковчег завета с каменными скрижалями был помещен в нем (см. 3 Цар. 6:19).

Незадолго до разрушения иерусалимского храма вавилонянами в 586 году до н. э. пророк Иеремия «по бывшему ему божественному откровению, повелел скинии и ковчегу следовать за ним, когда он восходил на гору, с которой Моисей, взойдя, видел наследие Божие. Придя туда, Иеремия нашел жилище в пещере и внес туда скинию и ковчег и жертвенник кадильный, и заградил вход. Когда потом пришли некоторые из сопутствовавших, чтобы заметить вход, то не могли найти его. Когда же Иеремия узнал о сем, то, упрекая их, сказал, что это место останется неизвестным, доколе Бог, умилосердившись, не соберет сонма народа. И тогда Господь покажет его, и явится слава Господня и облако, как явилось при Моисее» (2 Макк. 2:4-8).

Книга Маккавеев, из которой мы взяли вышеприведенную цитату, не входит в состав канонического издания Библии. Она является одной из семи книг, написанных на греческом языке в период между окончанием содержания Ветхого Завета и началом изложения Нового Завета. Данная книга не считается богодухновенной. Такие выражения, как «так говорит Господь» или «и видел я в видении»,часто встречаются во всех библейских книгах, но совершенно отсутствуют в апокрифах, к которым относится и данная Книга Маккавеев. В самом конце Второй  книги Маккавеев помещены такие слова: «Если я изложил его [повествование]хорошо и удовлетворительно, то я сего и желал; если же слабо и посредственно,то я сделал то, что было по силам моим».

Книгу Маккавеев, таким образом, нельзя однозначно считать вдохновенной свыше, но в ней, тем не менее, содержится ценная историческая информация  и  рассказ (возможно достоверный) о том, как был спрятан ковчег.

Узнав о существовании различий в древних манускриптах Библии, критики победоносно объявили, что коль скоро дело обстоит таким образом, значит, скорее всего тексты современной Библии содержат довольно много ошибок. А это, в свою очередь, подразумевает, что вследствие ошибок переписчиков текст современной Библии не совпадает с оригинальным текстом, написанным пророками.  И в итоге Священное Писание теряет свою достоверность и ценность.

Поскольку древнейшим манускриптам Ветхого Завета, которыми располагали  ученые в начале XX века, насчитывалось лишь около 1 000 лет, трудно было противопоставить критикам какие-либо фактически обоснованные аргументы. Но  вот настал день, когда в начале 1947 года были найдены свитки Мертвого моря.

Все началось с мальчика, которого звали Мухаммед эд-Диб (Muhammad AdhDhib), принадлежавшего к полукочевому племени таамире, арабских бедуинов, живших между Вифлеемом и Мертвым морем. В Библии эта территория именуется Иудейской пустыней (см. Мф. 3:1). Днем Мухаммед пас коз своего отца и занимался поиском травы, скудно произраставшей в этих скалистых местах. По вечерам он сидел у костра со своими старшими соплеменниками и слушал,  как те обсуждали насущные житейские дела. Например, какова рыночная стоимость овец в Вифлееме, или стоит ли взять себе еще четвертую жену, или как будут развиваться события в связи с военными действиями, дыхание которых время от времени ощущалось и у них, нарушая мирный ритм жизни.

Стоял самый обычный день, Мухаммед пас коз и вдруг заметил, что одна из них куда-то пропала. Животное отстало от небольшого стада и забрело невесть куда. Мальчик-пастух тут же пустился на поиски пропавшей козы. После бесплодных попыток отыскать животное он оказался под нависающим над ним краем скалы. Его взгляд устало блуждал по окрестным камням, отражавшим слепящее солнце, когда он вдруг заметил странное отверстие на поверхности одной из  ближайших скал. Оно было чуть больше головы взрослого человека и скорее всего служило входом в пещеру, которых в округе имелось немало. Мальчик метнул в  отверстие камень и услышал звук разбиваемой глиняной посуды. Движимый любопытством, мальчик подошел и заглянул в отверстие. Его глаза ничего не различали в кромешной тьме подземелья, и он решил пробраться внутрь пещеры. От  того, что он увидел в следующее мгновение, у него перехватило дыхание. На полу пещеры располагалось множество цилиндрических предметов, стоящих рядами, пол был усеян осколками разбитых глиняных сосудов. Задерживаться в пещере мальчик не стал, так как, по мнению бедуинов, в пещерах могли обитать джинны. Того и гляди можно натолкнуться на какого-нибудь духа пустыни, блуждающего поблизости. Забыв о своей козе,Мухаммед поспешил прочь от этого таинственного места…

Тем же вечером Мухаммед рассказал о дневном происшествии своему старшему товарищу. Тот оказался менее суеверным,чем его младший соплеменник, и утром следующего дня двое друзей отправились к той самой пещере. Вместе они чувствовали себя посмелей в этих пустынных местах. Пробравшись через отверстие, они вскоре оказались внутри пещеры. Все выглядело так, как и описал Мухаммед. По обе стороны пещеры рядами стояли сосуды, а посредине высилась груда глиняных черепков и мусор -обломки камней, осыпавшихся сверху.

С волнением юные кладоискатели открыли крышку одного из высоких тонких сосудов и всмотрелись внутрь. Пусто. Так же обстояло дело и со вторым сосудом.В третьем же они обнаружили какой-то сверток старых тряпок, под которыми скрывались еще два подобных свертка. Поначалу друзьям казалось, что они вот-вот наткнутся на золотые вещи или драгоценные камни. Однако ничего подобного им найти не удалось. Отбросив в сторону истлевшую материю, они обнаружили несколько свитков старой кожи. Мальчишки были разочарованы своей находкой. Заткнув за пояса несколько найденных свитков, они выбрались из пещеры и вернулись домой. Разумеется, они и представить себе не могли, что спустя время один из этих свитков будет продан в Америке за четверть миллиона долларов.

В тот же вечер, вернувшись, друзья развернули один из кожаных свитков. Он  оказался довольно длинным, во всю длину шатра. Свиток был густо исписан, но разобрать написанное они не смогли. Спустя некоторое время несколько мужчин племени, отправившись торговать на рынок в Вифлеем, захватили с собой те самые свитки и показали их местному торговцу. Хозяин лавки, которого звали Кандо, взглянув на свитки, решил, что за них можно выручить кое-какие деньги.

В ближайшую свою поездку в Иерусалим Кандо взял свитки и показал их своему духовному наставнику архиепископу  Самуилу из сирийского монастыря Святого Марка. Оказалось, что последний вовремя своей учебы изучал древние рукописи и давно мечтал найти подобный свиток. Он предложил деньги за рукопись, но Кандо ответил, что может привезти еще несколько манускриптов и готов поторговаться за весь комплект. Архиепископ  согласился, и Кандо уехал, пообещав вскоре вернуться. Шел апрель 1947 года.

Лишь в июле Кандо приехал снова, но  уже с несколькими бедуинами. Архиепископ Самуил, с нетерпением ожидавший  приезда торговца, узнав о том, что тот прибыл не один, все утро надеялся, что вот-вот ему доложат о прибытии в монастырь гостей. Но монастырский покой не был нарушен никакими новостями. Архиепископ начал опасаться, что торговцы передумали и отвезли свои сокровища куда-то в другое место. Настало время обеда, и за трапезой отец Гельф упомянул странный случай, имевший место сегодня утром.От услышанного руки архиепископа задрожали так, что он буквально забарабанил чайной ложкой по блюдцу. «Что, что вы сделали?!» — воскликнул он, повернувшись к отцу Гельфу. «Я просто отослал их, — невозмутимо ответствовал тот,- у них в руках были какие-то грязные свитки, завернутые в липкое полотно, и  они почему-то хотели видеть вашу милость. Но я был строг с ними, ибо знал, что  ваша милость не пожелает видеть в нашем монастыре старый хлам, издающий неприятный запах». Архиепископ вскочил со стула и, позабыв о соответствующих сану манерах, выбежал из трапезной, в которой остались недоумевающие  священнослужители.

К счастью, потерявшим друг друга сторонам каким-то образом удалось договориться о новой встрече. Через пять недель Кандо прибыл вновь в сопровождении  двух бедуинов. С ними был и мальчик, обнаруживший ту самую пещеру. Из старой потрепанной сумки Кандо извлек пять древних свитков. Последовал трудный  и долгий торг. Выслушав все варианты предложений, Кандо скептически щелкнул  языком и объявил о своем отказе. Наконец архиепископ выдвинул ящик своего стола и выложил сверток иорданских динариев.

«Это все деньги, которые у меня есть. Больше я предложить не в состоянии», — сказал он тоном, оканчивающим разговор. Кандо подхватил деньги и  с величайшей ловкостью в мгновение ока пересчитал их: 60 динариев (примерно 250 долларов США). Кандо пожал плечами и подтолкнул свитки, так  что те скользнули по столу прямо в руки архиепископа. «Мы надеемся, что  они принесут вашей милости счастье», — произнес он вежливо и оставил архиепископа наедине со своим приобретением.

В течение последующих нескольких  недель архиепископ Самуил показывал  свитки знакомым ученым и рассказывал  об их происхождении. Всякий раз ему  лишь выражали сочувствие по поводу напрасно потраченных денег. «Бедуины всегда что-нибудь находят, — говорили ему.- Эти свитки не могут быть подлинными». Но архиепископ не терял надежды,что его находка все же имеет ценность.

Тем временем политическая ситуация на Ближнем Востоке ухудшалась, и 29 ноября 1947 года решением Генеральной Ассамблеи ООН Палестина была разделена на арабскую и израильскую части. Враждебные настроения резко усилились, и находиться вблизи Иерусалима стало небезопасно.

В январе 1948 года один из друзей архиепископа свел его с известным еврейским ученым, профессором Сукеником из Еврейского университета. Профессор  взял свитки на неделю и вскоре объявил, что они, несомненно, являются очень  древними, и даже предложил их выкупить. Правда, о цене договориться не удалось,  и купля-продажа не состоялась.

После этого архиепископ связался с центрами восточных исследований в США, и его свели с доктором Джоном Тревером, известным еврейским ученым и умелым фотографом. Доктор Тревер также подтвердил, что свитки очень древние. Он сфотографировал их и вскоре обнаружил, что один из них оказался копией библейской Книги Исаии. Тревер авиапочтой отправил фотографии профессору Олбрайту, авторитетнейшему специалисту в области археологии Палестины американского Университета Джона Хопкинса. 15 марта Тревер получил в ответ телеграмму: «Примите искренние поздравления в связи с величайшим открытием современности, — значилось в сообщении, — полагаю, что свитки следует датировать примерно сотым годом до нашей эры».

Сотый год до нашей эры? Это означало, что данная находка древнее всех известных рукописей Ветхого Завета на целую тысячу лет! Между тем история открытия  на этом не завершилась.

Из-за нараставшей военной напряженности доктор Тревер посоветовал архиепископу вывезти ценнейшие находки за пределы страны, чтобы не утратить их в случае военных столкновений. Митрополит прислушался к совету и выехал в США, где  и продал свитки представителю израильского правительства. Позже свитки были  перевезены в Израиль и сейчас находятся в Храме Книги, в Еврейском музее.

Бедуины же, почувствовав запах денег, почти забыли о своих козах и самозабвенно предались поискам пещер со свитками. Однажды вечером, когда мужчины собрались вокруг костра и обсуждали последние находки, один старик неожиданно вспомнил случай, происшедший много лет назад. Он отправился на охоту за куропатками и подстрелил одну птицу.Раненая куропатка, упав на землю, сумела скрыться в расселине скалы. Приблизившись, охотник увидел вход в пещеру. Заглянув в нее, он увидел полу разбитые глиняные сосуды, но не придал тому значения. «Где эта пещера?!» — нетерпеливо вскричали хором его слушатели. На следующий день старик повел своих соплеменников к той самой пещере. В ней действительно нашлись столь желанные свитки. Теперь стоимость находок возросла, и бедуины продавали их по 4 доллара за квадратный сантиметр.

Эту пещеру назвали «пещерой раненой куропатки». Она находится вблизи руин древнего поселения Хирбет Кумран. Очевидно, когда-то здесь проживала аскетическая иудейская община, ее члены называли себя ессеями. Последние с особой старательностью занимались переписыванием библейских книг. На месте поселения ученые нашли монеты, и самые поздние из них были отчеканены в 68 году н. э. По всей вероятности, все нехитрые строения общины были разрушены огнем.Скорее всего, ессеи жили здесь до прихода римских легионов, шедших на Иерусалим. Опасаясь, что римляне убьют их, члены общины поспешно спрятали в пещерах множество своих драгоценных свитков и бежали в Иерусалим, который был  захвачен римлянами и полностью разрушен в 70 году н. э. По всей видимости, все  ессеи, укрывшиеся в Иерусалиме, погибли и не сумели вернуться в свое поселение, а написанные ими свитки пролежали никем не тронутые почти два тысячелетия. В  общей сложности было обнаружено 11  пещер, в которых хранились спрятанные свитки библейских книг.

Ценность этих древних документов заключается не в особенностях писчего материала и не в архаичном стиле использованного письма, но прежде всего в их  содержании. Ведь они, по сути, представляли собой копии Библии, намного превосходившие по возрасту имевшиеся до тех пор рукописи. Важнейший вопрос  заключался в том, каково содержание найденных свитков. Обнаружат ли теперь ученые, что Библия, которой мы сегодня располагаем, представляет собой  сильно искаженное подобие оригинала? С самыми разными предчувствиями специалисты приступили к сличению каждого слова древних рукописей с текстом  современной Библии. Надо сказать, что  некоторые различия обнаружились. Какие? Например, в современной Библии в 6-й главе, 3-м стихе Книги пророка Исаии говорится: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». В том же тексте свитков Мертвого моря сказано: «Свят, Свят Господь Саваоф», т. е. на одно слово «свят» меньше. В нескольких случаях, там, где в современной Библии говорится «Господь», в свитках значилось «Бог». В Первой книге Царств 1:24 рассказывается, как Анна привела своего сына Самуила к дому Божию, «взяв три тельца» для жертвоприношения. Свитки же гласили, что она привела сына, «взяв трехгодовалого тельца». И так далее… Из этих примеров видно, что различия были, но тщательное исследование документов не выявило ни  одного расхождения в текстах, которое хоть сколько-нибудь существенно могло  бы повлиять на главный смысл библейского содержания. Таким образом, современный читатель Ветхого Завета может быть абсолютно уверен, что держит перед  собой текст, по сути, не изменившийся с того времени, как тысячелетия назад  его  изложили пророки.

3 000 лет назад Давид написал: «Слова Господни — слова чистые… Ты, Господи, сохранишь их, соблюдешь от рода сего вовек» (Пс. 11:6, 7).

Однако насколько достоверен текст  Нового Завета, написанный уже по прошествии земной жизни Иисуса Христа? Один из самых важных документов, связанный с данной проблемой, был найден  в монастыре Святой Екатерины близ горы Синай. В ранние века христианской  эры в этой местности осели монахи, которые построили здесь маленькую церковь. Когда Елена, мать римского императора Константина, прибыла в Иерусалим, она узнала о тяготах быта так называемых «синайских монахов» и помогла возвести у подножия Синая (или горного  пика Джебель Муса) башню, которая служила им спасительным прибежищем во  время нашествия врагов и довольно удачным жильем. Примерно в то же время (в IV веке н. э.) некий безвестный переписчик сделал копию текста Нового Завета и  некоторых частей Ветхого Завета. Он выполнил эту рукопись на греческом языке, воспользовавшись листами пергамента, очень похожими по форме на страницы  современных книг. На странице располагалось 4 колонки текста по 48 строк в  каждой. Рукопись хранилась в библиотеке монастыря и, если бы не своеобразное  вмешательство графа фон Тишендорфа в ход событий, возможно, эта рукопись  так и не увидела бы света по сей день.

Константин фон Тишендорф родился в 1815 году, закончил Лейпцигский университет. В 1840 году он отправился в Париж поработать в прекрасной и обширной городской библиотеке. В это время в моду стали входить попытки подвергать  всяческим сомнениям достоверность библейского текста. Критики указывали на  наличие противоречивых переводов Священного Писания, и фон Тишендорф  осознал, что существует острая необходимость в очищении существующих переводов Библии и приведении их к максимальному соответствию с оригиналом.

В поисках первоисточников фон Тишендорф отправился в 1943 году в Италию, а на следующий год — в Египет. Работая с документами в Синайском монастыре, он случайно заметил какие-то старые пергаментные страницы. Они были  покрыты письменами, по начертанию более древними, чем все те, которые ему  приходилось видеть до тех пор. Вскоре он понял, что найденная кипа страниц содержит часть текста Септуагинты, так называемого «перевода семидесяти», т. е. перевода Ветхого Завета на греческий язык, выполненного около 250 года до н. э. фон Тишендорф насчитал 43 такие страницы. Монахи позволили ему забрать этот текст с собой. Продолжая свои исследования, фон Тишендорф обнаружил,что в библиотеке имеется еще 80 страниц со схожим текстом. Однако монахи на этот раз не пожелали отдать манускрипт графу, очевидно, заподозрив, что они слишком ценны, чтобы их просто так дарить.

Через 9 лет, в 1853 году, фон Тишендорф вернулся на Синай, но уже не смог найти те 80 страниц, виденных им ранее. В следующий раз он снова оказался в том же монастыре в 1859 году, где в последний день пребывания ему показали еще 199 страниц Ветхого Завета и 148 страниц, исписанных красивым унициальным шрифтом. Это был полный текст Нового Завета. Ученый тут же предложил  выкупить рукопись, но получил отказ. К счастью, в монастыре ожидали приезда  вновь назначенного архиепископа, и монахам хотелось заполучить расположение  со стороны русского царя, который покровительствовал Греческой церкви. Проявив недюжинные дипломатические способности, фон Тишендорфу удалось убедить монахов позволить ему показать рукопись русскому царю. Манускрипт был отправлен в Санкт-Петербург, где и находился до 1933 года, пока его не выкупило  британское правительство за 100 000 фунтов стерлингов. Сегодня этот бесценный рукописный памятник украшает  один из залов Британского музея и известен на весь мир под названием «Синайский кодекс» («Codex Sinaiticus»).

В 1977 году в том же монастыре разразился пожар, повредивший часть монастырской стены. Во время восстановительных работ строители обнаружили 3 000 рукописных страниц, 14 из которых оказались частью уже упомянутого ранее Синайского кодекса. Новость об этой находке распространилась не сразу. Монахи и по сей день еще не позволили ученым взглянуть на эти страницы. Но можно с уверенностью утверждать, что, когда в будущем представится возможность изучить и этот текст, мы, несомненно, сможем расширить свои горизонты в области  познания оригинального библейского текста.

Тем временем были обнаружены и другие древние манускрипты. Занимаясь сопоставлением найденных документов, ученые смогли опубликовать переводы  Библии на многие современные языки. Эти переводы максимально приближены  к изначальному библейскому тексту. Так же, как и в случае с Ветхим Заветом, при  переводах Нового Завета возможны лишь незначительные разночтения, которые  вынуждены допускать переводчики, подбирая наиболее точные слова и фразы для  передачи древнееврейских и греческих текстов Священного Писания.

Вследствие того, что древние писатели не прибегали к пунктуации (писатели Нового Завета, использовавшие греческий язык, не делали даже пропусков между словами), знаки препинания в наших Библиях сегодня могут порой находиться  совсем не на том месте, которое отводил им древний писатель. Тем не менее, не  может быть никаких сомнений в общей точности передачи библейской истины.Любая важная тема в Библии имеет множество соответствующих фрагментов, параллелей, сравнивая которые каждый усердный искатель истины может прийти к  правильным выводам. Однако для получения желаемого результата необходимо беспристрастно изучать все тексты Писания, связанные с исследуемой темой, к тому же при прочтении следует помнить о том контексте, в который их изначально поместил писатель. Многие ошибки при чтении Библии были допущены лишь  потому, что читатели вырывали из общего хода повествования несколько слов и  пускались в фантазии, пренебрегая смыслом отрывка в целом. Кроме того, очень  полезно использовать при чтении пользующийся признанием современный перевод Библии на родной язык.

Сегодня Новый Завет доступен русскоязычному читателю в нескольких современных русских переводах. Самый  распространенный — так называемый «Синодальный перевод». Однако иногда  он бывает труден для понимания, поскольку увидел свет в далеком 1876 году. За  это время русский язык претерпел множество изменений. Существует еще несколько глубоких и серьезных переводов. Это перевод межконфессиональной группы под редакцией епископа Кассиана (Безобразова), изданный впервые за  рубежом в 1970 году, «Новый Завет в современном русском переводе», выполненный Институтом перевода Библии в Заокском под редакцией М.П. Кулакова(2000 год), а также перевод В.Н. Кузнецовой в редакции Российского Библейского Общества «Радостная весть», опубликованный в 2002 году. При этом стоит отметить, что каждый новый перевод может представлять собой определенный интерес для вдумчивого читателя.

Обращаясь к Писанию с открытым умом и сердцем, мы, несомненно, найдем  библейскую историю и увлекательной, и надежной в своей достоверности. Ее  пророчества о городах и империях всегда с точностью исполнялись, а это придает  нам уверенность в ожидании исполнения тех пророчеств, которые относятся к  будущему. Исходя из утверждений самой Библии, познание истины, изложенной  в ней, имеет исключительное значение для обретения вечной жизни. Апостол Павел учил: «Священные писания… могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим. 3:15, 16).

Свитки Мертвого моря, 5.0 out of 5 based on 1 rating

Духовный-маяк группа ВКДорогие друзья! Если Вы хотите принять участие в распространении Благой Вести о скором пришествии нашего Господа. Просим рассказать о нашем сайте Вашим друзьям с помощью кнопок соцсетей. Благодарим Вас!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »