Хетты

Авг 4 • Раскапывая прошлое • 461 Просмотров • Комментариев к записи Хетты нет

GD Star Rating
loading...

 Хетты

Примерно три тысячи лет назад хетты были самым могущественным народом Древнего Востока (имеется в виду территория следующих современных государств: Египет, Израиль,Ливан, Сирия, Иордания, Турция, Иран, Ирак и страны Аравийского полуострова).Хетты
Их империя простиралась от Черного моря на севере до Дамаска на юге и более чем на тысячу километров с востока на запад через Анатолию, плоскогорье, ныне являющееся частью Турции.

С военной точки зрения они являлись противником, с которым нельзя было не считаться.

Умелые и грамотные в стратегии, хетты располагали большим числом легких железных колесниц, которыми искусно управляли.Они овладели ездой верхом на лошади раньше других народов. При археологических раскопках на хеттских территориях ученые обнаружили письменное учебное пособие по верховой езде. Оно считается первым из всех когда-либо написанных учебников по этому предмету. В политической сфере хетты проявили себя более хитро умными коварными, чем все их соседи.Они располагали очень гуманным сводом законов, а хеттские женщины являлись по тем временам на удивление эмансипированными. На хеттских рельефах фигуры женщин изображались равными по высоте мужчинам. Это свидетельствует о широких правах, которыми пользовались хеттские женщины. На египетских рельефах и рисунках женские фигуры иногда изображались меньшими по размерам в сравнении с мужскими. Ассирийцы же вообще не стремились изображать женщин, по-видимому, считая их участие в общественной жизни несущественным.

Невероятно, но однажды этот великий народ просто исчез с исторической сцены, причем так, что оказался совершенно забыт, и историки 19-го столетия с абсолютной уверенностью отрицали сам факт существования хеттов. В Британской энциклопедии 1861 года издания в статье«Хетты» содержится всего восемь с половиной строк, и если внимательно прочитать их, то можно заметить, что издатели лишь коротко подытожили все сказанное об этом народе в Библии. «Хетты — дети, или потомки Хета, сформировали одно из ханаанских племен и заселили Палестину до появления в ней израильтян. Они жили вгорах Иудеи близ Хеврона и сохранили свою национальную самобытность даже после возвращения в эти земли высланных ранее израильтян. “Цари Хеттейские” часто упоминаются в связи с сирийскими царями. Во дни Иорама их союз с египтянами представлял собой угрозу для осажденных жителей Самарии» (Энциклопедия Британика, т. XI, 8-е изд-е, 1861).

Следует отметить, что Священное Писание часто упоминает этот народ. Слово «хеттеи» встречается в русской Библии не менее тридцати раз. Например, мы читаем о хеттах в Книге Бытие, главе 23, стихах 3 и 4. Речь идет о последовавших за смертью Сарры, жены патриарха Авраама, событиях: «И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым,и сказал: … дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить…»

Когда Израиль вступил в «землю обетованную», Моисею были названы народы, населявшие ту местность: «Хеттеи, и Аморреи, и Хананеи, и Ферезеи, и Евеи, и Иевусеи»(см. Втор. 20:17). Как вы заметили,в перечень вошли не только хетты,однако то, что они возглавили список, свидетельствует об их силе и известности.

Еще одно и более значимое упоминание мы находим в Четвертой книге Царств, главе 7, стихе 6. Сирийцы в то время держали в осаде Самарию, но неожиданно в страхе отступили. «Господь сделал то, что стану Сирийскому послышался стук колесниц и ржание коней, шум войска большого. И сказали они друг другу: верно, нанял против нас царь Израильский царей Хеттейских и Египетских, чтобы пойти на нас». Мало того, что хетты упомянуты здесь как наводящие ужас на сирийских солдат, к тому же они снова названы первыми и, следовательно, могли представлять собой большую угрозу, чем египтяне.

Таким образом, Библия свидетельствует, что хетты являлись значительным и могущественным народом. И все же ни один из древних историков не обмолвился о них ни словом, вследствие чего критики отнесли данный народ к разряду легендарных. «Хетты? — насмехались они, — это лишь очередная ошибка Библии! Такого народа никогда не было! Истории о них ничего не известно». Обстоятельства, заново открывшие миру хеттов, оказались поистине драматическими и увлекательными.

Эта история началась с происшествия, приключившегося еще в 1810 году с швейцарским исследователем Иоганном Буркхардтом, который двумя годами позже обнаружил затерянный город Петру, а затем потряс своим рассказом весь ученый мир, поведав о чудесах розово-красного города. Путешествуя ,Буркхардт посетил город Хамат, на севере Сирии.

Там в основании одного здания он увидел несколько больших прямоугольных камней,покрытых странным иероглифическим письмом. Иероглифы были явно не египетского происхождения.Тогда чьи же они? Буркхардт не знал, что предположить по этому поводу, и никто другой тоже не сумел выдвинуть каких бы то ни было разумных предположений. Обнаруженное письмо не принадлежало ни одному из известных народов.В 1822 году ученый издал книгу под названием «Путешествия по Сириии Святой земле». В ней он описал «камень со множеством маленьких фигурок и знаков, которые, похоже, являются родом иероглифического письма, хотя и не похожего на то, которое использовали египтяне».Странно, что в процессе чтения книги никто из ученых не обратил внимания на этот замечательный факт. Возможное объяснение подобной близорукости заключается в том, что книга изобиловала множеством интересных описаний, которые не дали сосредоточиться на указанном моменте.

В 1834 году французский исследователь Шарль Тексье путешествовал по центральной части Турции в поисках затерявшегося римского города Тавия. По пути он остановился в тихой деревеньке Богазкей.

Как обычно, он стал расспрашивать о древних руинах, и местные жители сказали ему, что выше по склону их имеется множество. От увиденного Тексьеедва не лишился чувств. Его взору явились каменные статуи и пустынные улицы, окруженные по кругу стеной длиной в пять километров. Это был явно не Тавий, слишком большие для него размеры. Но что же это? Кто построил и населял этот большой город? Ни один народ древности не подходил для статуса его хозяев. Ученый покинул таинственный город, совершенно сбитый столку увиденным.

Один дружески расположенный кТексье турок повел его через долину к груде огромных камней, выступавших с поверхности земли, к месту, называемому Язиликой. Здесь, остановившись у вертикальной поверхности одной из скал, проводник указал на целый строй высеченных человеческих фигур в остроконечных головных уборах. Кто они?Цари? Солдаты? Боги? Тексье был крайне озадачен.

На следующий год британский путешественник Вильям Гамильтон прибыл в Богазкей и осмотрел все увиденное ранее Шарлем Тексье, а в двадцати километрах севернее он наткнулся на еще один заброшенный город, известный туркам как Алакахьюк. Гамильтон был поражен своими находками не меньше, чем его французский коллега.

В 1862 году в Богазкей прибыл французский исследователь Жорж-Перро. Помимо открытий, сделанных предшественниками, Перро обнаружил среди развалин еще одну скальную поверхность, которую местные жители называли Нишан-Таш. На ней находилось большое количество иероглифических описаний. Ученый, разумеется, тоже пришел внедоумение и не смог разобрать, что именно было написано на скале.

В 1870 году двое американцев, Д. Джонсон и д-р Джессап, прогуливаясь по базару в Хамате, натолкнулись не только на те камни, о которых рассказал Буркхардт, но и еще на три новых. Вскоре после того в Алеппо (Халеб) нашли еще один подобный камень. Страсти вокруг странных находок стали накаляться.

В 1872 году в ход событий вмешался человек иного рода занятий. Им оказался Вильям Райт, ирландский миссионер, владевший языком жителей этих мест, хорошо понимавший местные обычаи и — что очень важно — близко знавший местного правителя Субхи-Пашу. Правитель оказался человеком просвещенным, и Райту удалось убедить его в том, что столь ценные камни ради сохранности необходимо переправить в музей Константинополя. Тут-то и начались настоящие неприятности.

Выяснилось, что среди местного населения бытовало поверье о целебных свойствах тех самых камней. Считалось, что камни оберегают людей от глазных болезней, которые свирепствовали по всей округе. Когда люди паши стали выбивать камни из старого здания, в которое они были заложены, народ начал громко возмущаться. Правитель призвал на помощь солдат. Под их защитой наконец удалось извлечь камни и перевезти их во дворец паши. После этого ситуация резко обострилась.

Вечером на улицах города активизировались дервиши, всячески возбуждавшие эмоции взбешенной толпы. К несчастью, этой же ночью на небосклоне отчетливо наблюдался сильнейший звездопад, увеличивший суеверный настрой толпы,которая бросилась штурмовать ворота дворца. Если бы солдаты не удержали оборону, то ни Райт, ни Паша не дожили бы до рассвета.

К утру толпы возмущенного народа так и не отступили от стен дворца. Паша призвал людей к переговорам и пригласил к себе делегацию,чтобы выслушать их претензии. Он сердито выслушал все требования и особенно указания переговорщиков на то, что Аллах явил свое недовольство действиями правителя, ниспослав звездопад. Затем настала его очередь задавать вопросы, и он сразу перешел в наступление: «Был ликто-нибудь поранен падающими звездами?« «Нет», — последовал ответ.«Пострадал ли от звездопада скот?» «Нет». «Было ли разрушено хотя бы одно здание?» «Нет». «Ага!, — воскликнул паша, — так какое же еще вам нужно доказательство, что Аллах благоволит к нам!?» Перед лицом столь строгой восточной логики делегаты и их сторонники были вынуждены ретироваться, и знаменитые камни Хамата удалось переправить в столицу. Сегодня они хранятся в Стамбульском музее. А Вильям Райт перед отправкой камней снял отпечатки со всех надписей и полученные копии отправил в Британский музей.

В 1876 году начались раскопки на месте древнего города Каркемиша,в ста километрах на северо-восток от Алеппо близ турецко-сирийской границы. Здесь удалось обнаружить большое число впечатляющих памятников точно такого же стиля исполнения, как и предыдущие находки на территории Турции, а также камни, испещренные уже знакомыми иероглифическими знаками, происхождение и содержание которых оставалось загадкой. Число находок теперь росло достаточно быстро. На западном побережье Турции, в районе Смирны, нашли множество памятников письменности. Однако пока никто не решался высказать предположение об авторстве этих творений. Одно было совершенно очевидным: великий и культурно развитый народ некогда населял эти земли, но ученые по-прежнему не могли дать общественности четкого ответа, что же за народ оставил после себя столь значительные следы.

В 1880 году подобно разорвавшейся бомбе прозвучала в археологическом мире ошеломляющая новость. На съезде Общества библейской археологии в Лондоне молодой, но уже хорошо известный востоковед Арчибальд Генри Сэйс объявил о своем твердом убеждении,что все эти памятники принадлежат упомянутым в Библии хеттам. Хетты? Это заявление вызвало у критиков взрыв смеха. Все были убеждены, что хетты являют собой лишь плод библейского воображения, или, в лучшем случае, могли претендовать лишь на статус незначительного племени, ютившегося где-то на окраине Палестины в период вторжения в нее израильтян.

Однако Сэйс не желал отступать от своего мнения ни на пядь. К томувремени он уже провел немалые исследования по этой теме, а также произвел ряд осмотров соответствующих исторических мест, выезжая вТурцию. Теперь же он углубился в дальнейшие исследования. Дебаты по данной проблеме разгорелись не только в среде ученых, но, будучи подхваченные прессой, стали достоянием общества, воображение которого всегда легко распалялось невероятными археологическими открытиями.

В 1881 году была переиздана «Энциклопедия Британика». На этот раз статья «Хетты» состояла не из восьми с половиной строк, а занимала две полные страницы. Статья завершалась словами: «мы с нетерпением ожидаем подтверждения мнения профессора Сэйса о том, чтоименно хетты являются авторами хаматских иероглифов… Если данное предположение будет доказано… этот удивительный народ займет особое место среди народов Востока того времени, и едва ли кто сможет его превзойти». Подобные слова оказались почти пророческими, и только теперь мы начинаем ощущать их значимость.

В 1884 году Вильям Райт опубликовал книгу «Империя хеттов». Онпредставил в ней столько научных свидетельств, что дальнейшее сопротивление критиков было бесполезным. Хетты не только оказались признаны реально существовавшими, но и обрели статус одного из величайшихнародов древности. В Британской энциклопедии 1964 года издания хеттам отводится уже четырнадцать страниц.

Однако поиск истины только начинался. Хеттов удалось идентифицировать, но об их истории почти ничего не было известно. И неизвестность обещала затянуться, если только не будут расшифрованы их письмена и понят язык.

Как ни странно, первый прорыв в этих исследованиях произошел не на территории Турции и даже не в Сирии, а за две тысячи километров оттуда, в Египте. В 1887 году были открыты «Письма Телль-эль-Амарны»(см. Урок № 2). Это глиняные таблички с ассирийской клинописью, адресованные египетскому фараону Эхнатону. Выяснилось, что одно изписем было написано хеттским царем Сап-Саппилулимом, который поздравлял Эхнатона с его восшествием на трон. Подобный факт имел большое значение, так как сохранилось не только имя хеттского царя,но и возможность синхронизировать даты его правления. Впервые оказалось возможным определить даты жизни одного из хеттских царей.

Два документа из «Писем Телль-эль-Амарны» были особенно важны.Эти две таблички получили название писем Арзавы. Их клинопись хорошо сохранилась, но смысл написанного понять не удавалось, так как язык данных писем оставался неизвестным. Ученые, предположив, чтоимеют дело с хеттским языком, взялись за изучение его конструкций и содержания.

В 1902 году норвежский ученый Я. Кнудcoн высказал предположение о том, что хеттский язык имеет индоевропейское происхождение. Еговерсия подверглась насмешкам со стороны критиков, которые считали,что данный язык можно отнести к семитской группе, с натяжкой — кхамитской группе, но ни в коем случае не к индоевропейской. Доказывая свое мнение, они представили так много убедительных аргументов,что Кнудcoну пришлось признать несостоятельность своей гипотезы и назвать ее ошибочной. Однако дальнейшая история лишь подтвердила правоту норвежского ученого.

В 1906 году был сделан еще один важный шаг. На сцене истории появляется Хуго Винклер, немец по происхождению и вечный неудачник по жизни. Он принадлежал к числу людей, которые в каждом встречном почему-то видели своего врага. Он был совершенно не пригоден для археологической работы и всегда выглядел крайне неловко,соприкасаясь с чужой культурой. Он вообще не был археологом. Винклер нашел себя в филологии, где и проявился его талант. Он научился читать ассирийскую клинопись так же легко, как мы читаем, например,газету. Он считал себя антисемитом, но с радостью принял деньги от еврейских спонсоров, которые полностью профинансировали  его экспедицию.

По прибытии в Богазкей Винклер сразу же приступил к раскопкам.Естественно, что его в большей степени интересовали какие-нибудь письмена, нежели монументальные памятники. И вскоре он нашел около десяти тысяч глиняных табличек. На многих из них клинопись не только хорошо сохранилась, но и сравнительно легко читалась, так как это был вавилонский язык. Потрясенный находками, Винклер спешно приступил к их переводу.

В один из дней, работая с этимитекстами, он взял в руки очередную табличку и, пристально всмотревшись, замер от изумления. В путеводителе по достопримечательностям Египта вы найдете сообщение о битве при Кадеше и последовавшем затем заключении мирного договора между египетским фараоном Рамзесом Великим и хеттским царем Хаттусилием. Текст данного договора сохранился на южной стене карнакского храма и хорошо известен ученым. Теперь же Винклер вдруг понял, что у него перед глазами хеттская версия этого же договора. Точно так же, как и сегодня,стороны обмениваются текстами контракта при заключении сделки или обмениваются подписанными текстами международных соглашений, так же и эти два древних народа сохранили у себя тексты пакта о ненападении. Винклер поверить не мог, что ему так повезло.

На множестве найденных табличек сохранился клинописный шрифт хеттского языка. Теперь у ученых появилась возможность значительного продвижения вперед в понимании этого древнего языка. В 1915 году Фридрих Хрозни сделал сенсационное заявление о том, что хеттский язык действительно принадлежит к группе индоевропейских языков.Он представил такое количество доказательств в пользу своего утверждения, что никто из ученых не вступил с ним в спор. Каким образом хетты, народ хамитской этнической группы, будучи выходцами из Палестины, могли обладать европейским типом языка, на тот момент оставалось лишь догадываться. Но это был несомненный факт, и ученым приходилось примириться с ним. К 1929 году познания в хеттском языке выросли настолько, что удалось издать небольшой учебник по его изучению.

Итак, хеттский язык был идентифицирован, но оставалась еще одна не менее важная проблема: расшифровка хеттских иероглифов. В тот момент никто не мог и предположить, что данная задача окажется столь непростой.

Фактически еще за много лет до этого Арчибальд Сэйс столкнулся  с проблемой иероглифов. Однажды ученый получил сообщение о том, что в Западной Турции была найдена ценная печать, которую отослали в Британский музей. Сообщалось также, что на печати имеется клинописная надпись и еще какие-то неизвестные фигуры. Сэйс сразу же сделал предположение о двуязычном характере надписи, то есть когда текст одного и того же содержания излагался на двух языках. Вскоре он отправился на поиски печати, желая разрешить филологическую загадку.

В музее ему сообщили о том, что печать действительно присылали, но музей от нее отказался, потому что она показалась поддельной из-за очень странных и неизвестных фигур, изображенных на ней. Сэйс пережил шок. Но, к счастью, сотрудник музея вдруг вспомнил, что прежде чем печать покинула пределы музея, с нее на всякий случай сняли копию. Копия печати Таркондема оказалась хорошего качества, и Сэйс приступил к работе. Ему удалось определить слово «царь» и прочитать его имя, но дальше этого он продвинуться не смог. Надпись на печати была слишком лаконичной.

В 1934 году наметилось новое значительное продвижение вперед.Курт Битель, занимаясь раскопками в Богазкее, обнаружил не менее ста двуязычных печатей. Ученый мир воспрянул духом: разгадка хеттских иероглифов теперь казалась лишь делом времени. Но, увы, подобные надежды не оправдались. Продвинуться вперед удалось лишь немного. Печати — это, в конце концов, всего лишь печати, и надписи наних слишком кратки, чтобы обеспечить ученых необходимым ключом к пониманию языка.

Этот желанный ключ удалось обнаружить лишь в 1947 году. Хельмут Теодор Боссерт получил приглашение преподавать в Стамбульском университете. В 1947 году он взял академический отпуск и возглавил археологическую экспедицию к развалинам Каратепе на юге Турции. Там ученый преуспел, обнаружив хорошо сохранившиеся рельефы. Заканчивая раскопки, Боссерт заметил вершину каменной плиты, покрытую финикийским письмом.Поиски продолжились, и здесь же обнаружили еще один камень с неотчетливо проступавшими иероглифами. Боссерт решил, что это хеттский стиль. Сердце ученого радостно забилось. Казалось, его мечты исполняются: он нашел столь долго разыскиваемые двуязычные документы. Но время, отведенное на раскопки, было практически исчерпано, и ученый решил не поднимать шум вокруг находки. Скрыв ценность найденного от своих помощников, Боссерт отдал команду перезахоронить камни. Вскоре экспедиция вернулась в Стамбул.

Спустя пять месяцев, Боссерт снова отправился в Каратепе. Ученый хорошо сознавал значимость предстоящего открытия. Он отдал команду копать в том месте, куда ранее перепрятал камни, а сам встал в стороне, наблюдая за работой. Ждать пришлось недолго. Вскоре его рабочие извлекли камень с финикийскими письменами. Обрадованную находкой бригаду рабочих Боссерт перевел на несколько метров в сторону, где, как он помнил, должен находиться хеттский камень. Довольно быстро рабочие извлекли и его. С находки стали убирать грунт и смахивать пыль, как вдруг Боссерт понял свою ошибку. При слабом вечернем свете во время прошлой экспедиции он принял за хеттские иероглифы причудливые трещины на камне, который подвергся воздействию времени. Боссерт был крайне обескуражен этим «открытием».

Однако его рабочие продолжили копать и неподалеку, к радости своего руководителя, нашли другой камень, который и оказался именно тем, который так долго искали: камень с двуязычными письменами.Теперь уж точно дело было лишь во времени, чтобы раскрыть секрет хеттских иероглифов. Хотя еще и сегодня некоторые символы остаются не совсем понятными, все же хеттские иероглифы наконец могли быть прочитаны учеными, благодаря чему и была открыта богатая история некогда великой империи.

Согласно библейскому повествованию, хетты представляли собой значительную силу на территории Палестины, но либо перекочевали,либо оказались кем-то вытеснены, в результате чего осели в Анатолии.Очевидно, миграционная волна с севера превозмогла самобытность хеттов, наделив их индоевропейским языком и культурой, сохранив прежним лишь имя — хетты. Первым царем вновь образовавшегося народа стал Анитт. Он завоевал Хаттусу, что недалеко от нынешнего Богазкея, и проклял этот город. Однако проклятие не сработало. Хаттуса вскоре была вновь отстроена и превращена в столицу великой хеттской империи.

Царем, объединившим хеттов в нацию, стал Лабарнас. Он был воистину легендарной фигурой. Последующие цари брали его имя в качестве титула подобно тому, как египетские цари назывались фараонами. Один из царей, Мурсил I, повел свою армию в дальние походы. Он дошел до Вавилона, разграбил его и удалился, прихватив с собой золотую статую бога Мардука. А вот царем, приведшим хеттов к пику их могущества, стал Саппилулим. Он перестроил Хаттусу и оставил после себя текст, высеченный на скале, известный теперь как Нишан-Таш.Это список царей, который замыкает, разумеется, сам Саппилулим. Несомненно, таким образом он хотел утвердить свое право на правление и увековечить память о себе.

Саппилулим превратил собственную армию в пугающую своей силой машину, с мощной группировкой боевых колесниц. Он закрепил правление над всей территорией нынешней Турции и северной Сирии. Он же послал Эхнатону поздравление в связи с его восхождением на египетский трон.

Когда Саппилулим находился в военном походе на территории нынешней Сирии, произошло нечто необычайное. В его лагерь прибыла египетская делегация от имени Анхесенамоны, овдовевшей царицы,бывшей жены Тутанхамона. В ее послании говорилось: «Мой муж умер,а у меня нет ни одного сына. О тебе же я наслышана как о том, у кого есть множество сыновей. Если ты отдашь мне твоего сына, он сможет стать моим мужем. Ибо разве могу я взять одного из моих рабов, сделать его мужем и чтить его?»

Саппилулим был просто ошеломлен таким предложением. Ему показалось, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. В ответ он отсылает свою делегацию в Египет, которая должна была удостовериться в правдивости предложения. Его послы вернулись с известием о подлинности поступившего предложения, более того, они принесли жалобное прошение египетской царицы скорее прислать в Египет хеттского принца. Саппилулим более не колебался и отправил одного из своих сыновей. Но допущенное им промедление оказалось роковым. Эйэ захватил египетский трон и молодую принцессу. А хеттский принц был убит незадолго до  прибытия на место событий. Нам остается лишь гадать, насколько иной могла бы быть история, если бы Саппилулим действовал решительнее. Ведь Египет мог превратиться в провинцию хеттской империи с хеттским царем на троне.

Обострение отношений двух сверхдержав древности было неизбежным, и оно возымело место во дни царя Муватала. Его египетским противником стал Рамзес Великий. Противостояние реализовалось в хорошо известной битве при Кадеше, во время которой Рамзес чудом спасся. Через несколько лет Рамзес согласился подписать пакт о ненападении с преемником Муватала Хаттусилием III.

Однако над великой хеттской империей солнце уже клонилось к закату. Тудхалиас IV был последним из великих хеттских царей. Он оказался ревностным религиозным реформатором и стал инициатором создания известных изображений в Язилике. Небольшой каменный храм построили тогда же при входе в естественное скальное углубление. Фундамент этого храма раскопали археологи, и сегодня он доступен взорам туристов. Хорошо сохранился и рельеф Тудхалиаса, заключенного в объятия своего бога. Хетты исповедовали многобожие, и вчереде фигур, изображенных на скальной поверхности в Язилики, естьи некоторые из их богов.

Пришло время, и на марш по исторической сцене уже выходили так называемые «народы моря» (или филистимляне). Они сметут хеттскую империю и уничтожат память о ней. Останется лишь несколько очагов сопротивления, но они тоже вскоре прекратят свое существование.Хеттская империя будет потеряна и напрочь забыта. Только Библия веками сохраняла знания об этом великом народе. И лишь в наше время хетты были заново открыты и восстановлены в своих исторических правах.

 

Хетты, 5.0 out of 5 based on 1 rating

Духовный-маяк группа ВКДорогие друзья! Если Вы хотите принять участие в распространении Благой Вести о скором пришествии нашего Господа. Просим рассказать о нашем сайте Вашим друзьям с помощью кнопок соцсетей. Благодарим Вас!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

« »